Кируля Аскалонская (kirulya) wrote,
Кируля Аскалонская
kirulya

Лучший коммент дня

На этот раз моя признательность за лучший коммент дня принадлежит oldnavig
Вот что он пишет:
А в фильме что, говорилось, что ВСЕ слесари у нас такие? И вообще, Кируля, какое Вам дело до страны, которую Вы успешно покинули? И даже не ее, а часть другой, большой страны, в которую входила та, которую Вы ныне так ненавидите. Я не покушаюсь на Ваше право писать в Вашем ЖЖ все, что Вам взбредет в голову, равно как не покушаюсь на Ваше право наполнять собственный туалет другими продуктами своей жизнедеятельности. Но до тех пор, пока Ваш ЖЖ не закрыт для моих постов (думаю, это продлится еще недолго - Вы ведь обожаете, чтобы Вами любовались и с Вами соглашались) я буду говорить то, что считаю нужным, пусть даже Вам это очень не понравится...

Какое мне дело до этой страны? Или, вернее, до ее прошлого.
Пепел Клааса стучит о мое сердце.
Смотрите, чем хвастаются нынешние россияне. И не она одна - в треде еще есть подобные этой даме.

Мой дед, когда репрессировали одну из дворянок, участвовал в конфискации имущества. Как он рассказывал, им было разрешено взять себе что понравится из конфискованного. Он взял картину и часы. Они до сих пор хранятся у моего отца. Но он никогда не отправлял людей на смерть или в лагеря, у него другие были обязанности.
Это я к вопросу о том, что про грехи они очень даже рассказывали.
Ссылка на пост Спасибо necroleek за ссылку.

А вот отрывок из моего детектива, написанного десять лет назад:
Когда я собиралась в Израиль, я спросила бабушку:
– Ты можешь отдать мне трюмо, я его увезу с собой? – Трюмо было роскошное, из красного дерева с резными завитушками, в общем антик начала века. Оно загромождало бабушкину однокомнатную квартиру. Бабушка все равно хотела продать его в БДТ.
– Да, – сказала она, – забирай, будет тебе память обо мне.
– А ты только трюмо купила, или еще что-то? – поинтересовалась я.
– Да нет же, это трюмо – последнее, что осталось от большого гостиного гарнитура. Его купил в 1911 году твой прадед, Бенцион Шварц.
– А что еще было в этом гарнитуре?
– Шкаф был зеркальный, резные подставки для цветов, ломберный столик.
– Это что еще такое?
– Это столик для игры в карты. Он был овальный, раскрывался, а внутри был обит зеленым сукном. Еще у него была крестовина на ножках и углубление для мела.
– Класс! – я тут же представила себе этот столик и я мысленно начала записывать карточные долги на зеленом сукне. – А где он сейчас? Ты его продала?
– Нет, – ответила бабушка. – Когда в 37 году пришли за дедушкой, его забрали.
Я заледенела. Я просто не могла себе представить, что вот сейчас, кто-то вламывается в мой дом, мою крепость, забирает моего мужа и мой любимый ломберный столик и уходит безнаказанным.
– Потом нас выселили из нашей хорошей трехкомнатной квартиры в притвор.
– О Боже, это еще что такое? – выдохнула я.
– Это огороженный воротами угол между двумя домами. Там мы и жили, пока не эвакуировались во время войны.
– И ты еще спрашиваешь меня, почему я уезжаю в Израиль? – в сердцах бросила я. – Да чтобы никто не мог зайти вот так ко мне и выгнать меня на улицу! Почему ты не хочешь ехать с нами?
– Не знаю, – бабушка пожала плечами,- я была здесь счастлива.
Вот и пойми это поколение! Она была счастлива. С мужем в Гулаге, с жизнью в притворе. Просто она была молодая и во что-то верила.

А я уже не верю.
P.S. Ельцин умер. Мир праху его.
Tags: воспоминания, коммент дня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments