Кируля Аскалонская (kirulya) wrote,
Кируля Аскалонская
kirulya

Categories:

...

Из слов юноши мы узнали, что попали в небольшое племя оромо. Оно живет здесь замкнуто уже много веков. Сначала людей было много, сейчас численность племени около трех сотен человек, причем три четверти составляют женщины. Мальчики рождаются слабыми и недееспособными, умирают чаще. Многие женщины годами не могут забеременеть. Поэтому в племени есть такой обычай: как только сюда забредает чужеземец, то жители устраивают праздник – едят, пьют и веселятся у костров. Чужеземец может выбирать одну или нескольких женщин, которые ему понравятся, а остальные женщины выбирают мужчин племени, причем сразу несколько за ночь. Чем больше мужчин полюбят одну женщину, тем выше ее шанс зачать ребенка. Поэтому старейшины племени обратились к нам с просьбой оплодотворить как можно больше женщин, а они нас за это накормят и дадут еды с собой, несмотря на то, что у них самих ее маловато.
Головнин поднялся и гордо выпрямился:
- Я лучше пойду пеликанов настреляю. Действительно, такое и при даме, - Агриппину он за даму не считал.
- Подождите Лев Платонович, не кипятитесь, - остановил его Нестеров. – Я, когда обучался в университете, читал труды немецкого ученого Гюнтера фон Штольца. Он был естествоиспытателем и биологом. Так вот, Штольц писал, что если какой-либо народ вымирает, в результате эпидемий, или отсутствия свежей крови, или из-за плохих климатических условий, то первыми страдают мужчины. Они становятся неспособными к оплодотворению. Вот поэтому они и призывают чужеземцев. Штольц назвал это явление рекс-эффектом, от названия одного из динозавров - тиранозавр-рекс. Ведь динозавры-то вымерли. Думаю, что помочь племени надо. В естествоиспытательных целях.
Вдруг Агриппина вскочила с места:
- Не хочу! Не хочу, чтобы Георгий шел к этим черным! Не позволю.
- Замолчи, женщина, - приказал ей осетин и она сникла.
- Ну что ж, друзья, надо решать, - сказал Аршинов. – Соглашаемся мы на предложение племени или нет? Ведь нам еще рубины искать. Как-то не хочется помирать тут без куска хлеба, но гордыми. Нас люди ждут в колонии. Итак, Георгий, Григорий, что скажете?
- Согласны, - ответили они.
- Арсений?
- Ну, если требуется для спасения племени и в естествоиспытательных целях... Согласен, - Нестеров снял очки и принялся их энергично протирать.
- Лев Платонович, вы как?
- Николай Иванович, вы ж просто с ножом к горлу. Не могу переступить через себя.
- Перестаньте ломаться, как благородная девица! За нами колония, а вы позволяете себе рефлексии, словно не военный. Это приказ, г-н Головнин.
- Что ж, я подчинюсь приказу, - неохотно ответил охотник.
- Малькамо, что скажешь?
- Я не согласен!
- А ты-то почему? – удивился Аршинов. – Это же твои соплеменницы, можно сказать.
- Не могу, это мне противно. Это входит вразрез с моими моральными установками.
- Боже мой, - устало вздохнул казак и вытер со лба пот. – Еще один чистоплюй. У меня две сотни людей ждут эти треклятые рубины, которые и тебе, Малькамо, пользу принесут, а ты ломаешься. Не ожидал! Да ты первым должен был бы броситься в бой! Молодой, горячий!
- Нет, - твердо ответил принц.
- Ну, почему? – Аршинов почти умолял. – В чем причина? Скажешь?
- Нет!
- А если я тебя попрошу, Малькамо? – я встала и подошла к нему. – Посмотри мне в глаза. Это ведь из-за меня ты не хочешь пойти на праздник. Ведь так?
Юноша ничего не ответил, лишь опустил голову.
- Вот это да! – прошептал изумленный Аршинов.
- Малькамо, - торжественно сказала я и положила ему руки на плечи. – Я прошу тебя пойти на праздник и выполнить то, о чем тебя попросили старейшины. Ради меня. Согласен?
- И у тебя не разорвется сердце, Полин? – он поднял на меня глаза, в которых дрожали слезы.
- Ты делаешь это ради нашего будущего, мой принц. Иди и выполни с честью предначертанное, - я повернула его и слегка подтолкнула к Аршинову.
- Ну что, парень? – спросил тот.
- Согласен, - кивнул он, отвернулся и спрятал лицо в ладони.
Аршинов облегченно вздохнул, перекрестился и обратился к монаху:
- Автоном, дружище, тебе я приказать не могу, ты лицо духовное. Но, может, пойдешь с нами за компанию? Потом замолишь грех, епитимью на себя наложишь. Понимаешь, надо...
- И благосвятся в семени твоем вси языцы земныи, занеже послушал еси гласа моего.
- Значит, согласен. Вот и славно, - Аршинов потер ладони. – Малькамо, сообщи старейшинам, пусть готовят пир.

* * *
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment