Кируля Аскалонская (kirulya) wrote,
Кируля Аскалонская
kirulya

Category:

Из жизни молодой специалистки - 3

Меня переполняла гордость оттого, что наверху заметили мое рвение к работе и потому назначили на столь ответственную должность. А через пару дней мой новый начальник спросил:
- Скажи, Кируля, второй секретарь ЦК Компартии Азербайджана – твой родственник?
И тут до меня дошло! Перестройка перестройкой, а связи связями. Никто не ожидал такой смелости от обыкновенной молодой специалистки, а вот от родственницы московского ставленника, второго человека в республике после Гейдара Алиева, можно было услышать и не такое. Мы были однофамильцами.
Так как восток – дело тонкое, то я быстро сориентировалась и ответила уклончиво:
- Даже если бы я и была родственницей второго секретаря, то я бы об этом вам не сказала.
Больше вопросов по этому поводу не возникало. Все поняли, что я таки да родственница, причем прямая.

Под начало мне передали две бригады монтажников – 26 человек. Я приходила, смотрела, как они работают, проверяла готовые шкафы и ставила на наряды печать о приемке. Потом шкафы отвозили на участок, где их ожидало испытание на стенде.
Однажды, придя утром на участок, я заметила молодого человека, трудившегося над жгутовкой проводов. Жгутовка – это сбор проводов, идущих от приборов и аппаратов, в толстые плети, перевитые лентой. Жгуты должны идти либо по горизонтали, либо по вертикали, и ни в коем случае не пересекать приборы. У парня провода внутри шкафа были натянуты напрямую, по диагонали, что категорически запрещалось ГОСТом и техникой безопасности.
- Что это такое? – удивилась я. – Немедленно исправить!

Представьте себе, что видит парень, который работает первый день. Ему тяжело, он весь вспотел, трудится. И ту приходит какая-то долговязая худущая дылда с растрепанными волосами и командует.
- Да ты кто такая?! – пошел он на меня, замахнувшись плоскогубцами. – Давай, вали отсюда на …! Приказывает тут! Пацанка!
Я оторопела. Думая, что то, что я вся из себя начальница, видно невооруженным глазом, я крупно ошибалась. Налицо нарушение субординации!
Заметив инцидент, ко мне подбежал бригадир Веня, за ним еще монтажники, и все принялись меня уговаривать простить парня: он молодой и не знал, кто я такая. Парень стоял, насупившись и извиняться не желал.

- Кируля, - сказал мне Веня просящим голосом. – Да исправим мы его шкаф, не волнуйся. Я сам и исправлю. Ты же знаешь, что у меня никогда не бывает ошибок!
Но мой холерический темперамент не сдавался.
- У тебя не бывает ошибок? Да я сейчас найду у тебя кучу ошибок! – рявкнула я.
- Прошу! – Веня даже обрадовался такому повороту событий и подвел меня к двухметровому красавцу-шкафу, выкрашенному в цвет «белая ночь». Такой светло-серой краской красили шкафы в экспортном исполнении. Обычные, общепромовские шкафы были тускло-зеленого цвета. Естественно, что и поручали экспортные шкафы только профессионалам экстра-класса.

Передо мной стояла тяжелая задача. Искать ошибку в огромном шкафу, набитом под завязку аппаратурой было просто нереально. Я провожусь сутки, но ничего не найду. Но и уходить, не ткнув бригадиру носом в его ошибки, я не могла. Иначе мой авторитет сильно бы пострадал, и ходу на этот участок мне бы не было.

И тут меня осенило!
- Отвертку! – потребовала я, не глядя на 26 монтажников, столпившихся позади меня и предвкушающих унижение этой залетной девицы.
Мне вложили в ладонь отвертку.
Я наобум ткнула отверткой в клемму, отвинтила винт, который держал контакт, и вытащила наружу первый попавшийся провод с оголенным концом.

Далее произошел следующий разговор эротического содержания:
- Что у меня в руке? – спросила я.
- Конец! – хором ответили 26 бравых парней.
- Вижу, что конец, не маленькая, - ответила я. – А скажите мне, ребята, какого цвета этот конец?
- Красный! – отрапортовали они. Ведь провод был медным.
- А какого цвета должен быть приличный конец? – вкрадчиво спросила я.
На вопрос ответил только бригадир Веня:
- Белого…
Тут надо немного пояснить. Дело в том, что для шкафов, изготовленных на экспорт, требовалась дополнительная операция, которой монтажники обычно пренебрегали. Для лучшего контакта провода с клеммой нужно было облуживать конец медного провода, то есть окунать его в жидкое олово. Медный конец покрывался слоем олова и становился белым. А рабочим часто было лень это делать, они думали, что и так сойдет.
- Молодец! - похвалила я его. – Значит так: к завтрашнему утру две тысячи концов отдать, облудить и поставить на место. Задача ясна? Выполняй!

И, довольная, что не уронила свою честь, я вышла с участка.
С того момента мой авторитет у монтажников стал непоколебим.

(продолжение следует)
Tags: воспоминания, молодая специалистка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments