January 11th, 2005

58 лет

Комплексовать или нет?

В ТО идет обсуждение письма д-ра Ливси. тут
Может ли писатель вслух высказывать такие слова?

Меня просто жрет комплекс неполноценности. Вроде тоже на жизнь сочинительством зарабатываю. А начну я тут за геноцид розовых тушканчиков выступать - так никто внимания не обратит!
58 лет

Силикон нынче не в моде

Приятельница рассказала. Она проходила "эко" - проверку сердца.
А перед ней сидела известная дива израильского телевидения, дама в возрасте, но прекрасно ухоженная.
Врачи не могли что-то определить у нее в сердце и спросили, не силикон ли у нее в груди. Дама так возмущалась: "У меня все натуральное!"
58 лет

Есть у меня мечта

Хочу написать эротическую прозу, но чтобы
1. Это было не "торнадо во взбитых сливках".
2. Не пошло и не похабно.
3. Не по-медицински.

Да и цензурных слов, обозначающих половые органы, в русском языке нет.

Конечно, мне предложат читать Набокова и Бунина.
Читала.
А то, что пишу на эту тему - выходит смешно.
Например: пишу о страсти смолянки и гусара, а в это время думаю: кто ей корсет расстегнет, ведь без горничной она сроду спать не ложилась, а ему - без денщика сапог не снять. И еще пахнут они, ежели не сразу после бани в постель.
Какая там страсть после горничной с денщиком да баньки. Один чай с малиной.
58 лет

Вот такая история с ультразвуком

Как-то чувствую, что тошнит меня. А нам в Израиль ехать. Я пошла на ультразвук записалась. А там очередь километровая. Не выдержала сидения, тошнит же.
Иду по больничному двору, виду надпись: "Роддом им. Семашко". И думаю (я еще в таком состоянии думать могла): "Если это роддом, то у них должен быть свой собственный узи аппарат.
Захожу, никто меня не остановил, иду, никого не спрашиваю, вокруг беременные ходят, меня никто в упор не видит - сюр. Я увидела табличку "Узи". Захожу, сидят два дядьки, ничего не делают.
Я скорчила умильную улыбочку и говорю: "Мне тут посоветовали вас, как самых-пресамых наилучших специалистов. Вот пришла провериться - беременная я или как? Я частным образом хочу провериться, не какая-нибудь халам-балам".
Тут же они меня уложили, аппарат включили и говорят: "Смотрите".
Я гляжу, а на мониторе точка, величиной с копейку, и ритмично сжимается. А внутри белое ядрышко.
- Беременная вы, ханум, - говорят.
- Как? - удивляюсь я. - А где спираль?
- Нет спирали. Выпала, - говорит один. - Зародыш есть, а спирали нет.
А второй спрашивает:
- Ребенок желанный?
До меня сначала не дошло, что это они меня ерунду спрашивают? От любимого законного мужа как может быть нежеланным?
- Желанный, - говорю. - А как же?
А вокруг война, жрать нечего, мы в Израиль собрались. А ребенок желанный.
Они переглянулись, заулыбались, и я, еще лежа на топчане, сунула одному из них в карман 15 рублей. Это были деньги тогда, если хлеб стоил 30 копеек буханка.

Вышла на улицу, а в висках бьет: "Ребенок. Желанный. Ребенок. Желанный."
Вот так и приехала я в Израиль на шестом месяце. И родился у меня сабра.
58 лет

Субботняя война

По телевизору идет трансляция митинга ортодоксов, протестующих против открытия магазинов в субботу. Оратор кричит о том, что это решение убивает еврейский дух.

А Высший суд справедливости разрешил гомосексуалистам усыновлять детей. Это я слышала - не читала и не видела.