January 20th, 2005

58 лет

Я наврала

Дело в том, что мой вчерашний пост не сдох. Я, действительно, накатала большой пост про любовника, о том, как мы вчера повздорили, я была кругом неправа, но вылезла из ситуации правой, так как он неправильно отреагировал на мою оплошность (надо было "сюси-пуси", а он скривился).

А потом (пардон за интим) я пошла уединиться и почитать.
Вернулась, посмотрела на то, что написала. И стерла все к чертовой матери!

Поэтому вопрос: когда вы пишете, вы сразу отправляете или даете себе несколько минут на раздумья?
А если дали себе перерыв, не посещает ли вас сомнение в нужности отправления поста?

(блин! Слово "отправление" звучит так, словно это не пост, а естественные надобности).
58 лет

Это, конечно, не проблема, но все-таки мешает

Ситуация следующая: я была у участкового врача и он нашел у меня повышенное давление. Так как я не пью и не курю, а какие-то рекомендации давать все-таки надо, то врач запретил мне есть соленую пищу.
Я хотела сказать, что я и соленого не ем, но промолчала, так как врача расстраивать нельзя.
Дело в том, что я уже много лет не солю пищу. Так как в Израиле продается кашерное мясо, а его солят сырым прямо на фабрике, то мне всегда хватало той соли, которая там есть. Я изредка подсаливаю яйца всмятку, но сколько этих яиц я ем? Равнодушна к соленым огурцам и разным сухарикам к пиву.

И я села на абсолютно безсолевую диету. Ем все подряд, но без соли. Сначала было невкусно, потом привыкла.
А теперь мне пришла в голову мысль: допустим, приглашает меня некий молодой человек в ресторан.
Я сказала, допустим!

А там все нормально солят: и мясо, и салаты, и гарниры. Это правильно.
А для меня уже все, где соль, уже пересолено. А я пришла в ресторан едой наслаждаться, а не молодому человеку глазки строить. Это можно и бесплатно делать.
И как тогда наслаждаться?
58 лет

Чего бы почитать?

Таки прочитала "Код да Винчи".
Что сказать? Конца нет. Нету конца и все тут. А книга без конца - это половой акт без оргазма. Напряжение растет, а разрядки нет.
В общем, я неудовлетворенная Брауном.
----------
Взялась за толстый томище Кирилла Бенедиктова "Война за "Асгард"". Уже с самого начала нравится. Посмотрим, что будет дальше.

Параллельно читаю Дяченок: "Привратник, Преемник, Авантюрист". Хорошо, но грузят.
58 лет

Из жизни молодой специалистки

После института нефти и химии меня распределили на завод тяжелого электросварочного оборудования. В СКБ.
Мне выдали кульман, ватман и рейсфедер, и в окружении этих евреев я затосковала. Жизнь кончилась. Теперь до пенсии передо мной будет только кульман, на нем ватман, а вокруг ни одного приличного молодого человека. И вздохнув,я поворачивалась к ненавистному кульману.

Наш отдел занимался шкафами управления. Представьте себе большой железный ящик, доверху напичканный разными реле и автоматами. К ящику прилагалась принципиальная схема, монтажная, спецификация, чертеж вида изнутри, снаружи и эскиз упаковки. Отдельно надо было пересчитать количество крепежных винтов. Я не понимала, зачем мне это надо делать, ведь в цеху, который находился прямо под нашим СКБ, эти болты выдавались горстями.

Меня прикрепили к шкафу. То есть назначили его куратором. Если из головного московского института приходили изменения в принципиальной схеме, то за ними следовали изменения в монтажной схеме, потом в констукции шкафов появлялись лишние отверстия, а для новых реле не хватало места. Все это надо было спешно переделывать и частенько бывать в цеху.

Помнит ли кто-нибудь синьки - фиолетовые рулоны с бледными чертежами. Технология их производства была следующей: сначала инженер-конструктор, то бишь я, рисовал шкаф с аппаратурой. На пресловутом ватмане посредством кульмана. Потом эти чертежи проверялись старшим конструктором, дорабатывались,визировались начальником отдела и шли на проверку в отдел ГОСТов. Оттуда опять возвращались на переделку: линии не той толщины или кружки не того диаметра. Сущность схемы гостовиков не интересовала. Хоть ядреную бомбу рисуй, но чтоб спецификация была по ГОСТу написана. Потом эти правильные чертежи шли на кальку (я еще не надоела?).
А там за наклонными столами сидели девушки и обводили наши линии на ватмане тушью в рейсфедере (вот он - третий еврей!). Тушь, бывало, проливалась на кальку. Девушки ахали, подтирали и начинали все заново. От этого у них была очень нервная работа.
А потом готовые кальки несли в "синюшную" - так называлась лаборатория, где стояла машина, воняющая нашатырем и переснимала чертежи с калек на синьки. И вот эти синьки шли в цех, по которым рабочие клепали шкафы и прочую продукцию народного хозяйства.

В цеху оказывалось, что так, как нарисовано на синьке, изготовлять нельзя. Почему нельзя? А вот нельзя и все. Потому что вместо реле ААА с габаритами 10Х10 см входной контроль пропустил на завод реле ВВВ, которое купили снабженцы. У него похожие физические характеристики, но габариты он имеет 25Х25 см и между стенкой и дверцей его не всунешь - не помещается. Поэтому срочно вызывали конструктора. Он кубарем несся с седьмого этажа в цех и долго стоял возле железной коробки с вырезанным отверстием 10Х10 см, костеря на чем свет снабженцев. Те, видимо, не оставались в долгу, а обкладывали матом этих умников, пихающих в шкафы новомодную аппаратуру, которую днем с огнем не сыщешь у смежников, и пусть скажут спасибо, что хоть что-то им нашли взамен.

Дырку в шкафу подрезали, пару кнопок переносили в другое место и успокоенный инженер-конструктор мухой взлетал к себе в отдел, чтобы налить чаю и предаться прерванному разговору о дефицитных сапогах, Мишке, уехавшем в Израиль, но по пути свернувшем в Америку, и будут ли в конце месяца выдавать по пачке стирального порошка на человека?

(продолжение следует)