?

Log in

No account? Create an account
по умолчанию

kirulya


Записки аскалонской затворницы

Кируля - явление природы (с) Феруза


Из жизни молодой специалистки - 2
по умолчанию
kirulya
Спустя три года в наше СКБ поступил заказ: нужно было изготовить 64 шкафа по чертежам харьковского НИИ. Шкафы оказались однотипные, различались лампочкой или переключателем, и клепались по определенной унифицированной технологии. Разделить эти шкафы между двадцатью сотрудниками не было никакого резона, так как чертеж шкафа-матки был только один, а копировать его, то есть рисовать на ватмане, потом на ГОСТы, потом на кальку – в общем, см. предыдущую серию, никто не хотел.

А тут я вышла из декретного отпуска, успев за эти годы выйти замуж, родить и развестись. И как по вашему, на кого могли начальники повесить этот харьковский геморрой (не Москва же, даже из командировки ничего не привезешь)? Естественно, на безответную мать-одиночку.

Я закопалась в эти шкафы по уши. Для сравнения: каждый работник курировал 3-5 шкафов. Я же – 64. Ну и что, что они однотипные? Проблемы возникают даже в однотипных шкафах.
С тех пор я стала дневать и ночевать в цеху. Все другие сотрудники сидели в теплых конторах, около уже почти приятного кульмана и изредка спускаясь на производство. А я в промозглых ангарах бегаю от шкафа к шкафу, ругаюсь со снабженцами, объясняю рабочим, как сунуть вон ту фитюльку в эту дырку, а самой холодно. Зима. Папа даже принес мне со своей работы (он был главным энергетиком метростроя) ватник, пошитый специально на меня – а было во мне тогда 52 кило при нынешнем росте.

И тут грянула перестройка. Ускорение, гласность, новые веяния, госприемка.
Чтобы завод мог выпускать продукцию, нужно было эту продукцию прогнать через орган, не имеющий никакого отношения к самому заводу. Поясню. Допустим, рабочий изготовил брак. ОТК, то есть отдел техконтроля брак не принимает. План не выполняется, потому что брак. И тут директор завода вызывает на ковер начальника ОТК и начинает выволочку. Вплоть до увольнения. Ведь ОТК подчинено администрации, следовательно, существо подневольное. Начальник ОТК возвращается к себе, созывает контролеров и приказывает пропустить брак, ибо план горит, весь завод без премии.
Кто помнит, что такое госприемка? Никому не подчиняется, на директора плюет и требует исключительно качества продукции. Рабочие бегают, как угорелые, контролеры ОТК разводят руками: «Дарагой, я бы принял это дерьмо, что ты сотворил, но меня за это в жопу … госприемка, так что лучше я свой зад поберегу и заставлю тебя переделать. Извини, ничего личного…»

И еще одна новость. Оказалось, что в технологии изготовления этих харьковских шкафов на последнем этапе заложена не только проверка деталей и комплектующих, но и прогон на испытательных стендах в режиме, имитирующем рабочий. Чтобы не только лампочки были те, что в спецификации, но и чтобы они зажигались, если на выключатель нажать.
А испытательной станции на заводе сроду не было. Госприемка рогом уперлась, мол, написано – прогнать на стенде, выложите нам этот стенд, прогон и документ с методикой и подписью начальника испытательной станции завода.

Стою я как-то в цеху, ковыряюсь в очередном шкафу. Вдруг подходит главный инженер – импозантный мужик в галстуке по фамилии Аббасов и с ним начальник ОТК. Смотрят они, как я работаю, и Аббасов говорит начальнику ОТК:
- Слушай, Мамед, ты знаешь, что на этом участке нужен испытательный стенд?
- Знаю, - кивает тот.
- А есть у тебя кто-то на примете на должность начальника испытательной станции?
- Нет, - отвечает тот.
- Кируля-ханум, - поворачивается ко мне Аббасов, - а у вас есть кто-то на примете на должность начальника испытательной станции?
- Есть, - киваю я.
- И кто же?
- Я.
- Вот и хорошо! – обрадовался главный инженер. – Новые веяние, перестройка. Нам нужны молодые кадры на руководящей работе. Я подготовлю приказ и вы сразу заступаете на должность.
Чтобы было понятно: я находилась на самой низшей ступени и по зарплате, и по рангу. И вдруг я перескакиваю в среднее управленческое звено. Такое могло случиться только в перестройку.

Так я, женщина, не азербайджанка, в 26 лет стала начальником испытательной станции.

Но это оказалось только началом истории.

(продолжение следует)

А у меня вот что есть!
по умолчанию
kirulya

Посмотреть в полный размер, 99 килобайтCollapse )

Из жизни молодой специалистки - 3
по умолчанию
kirulya
Меня переполняла гордость оттого, что наверху заметили мое рвение к работе и потому назначили на столь ответственную должность. А через пару дней мой новый начальник спросил:
- Скажи, Кируля, второй секретарь ЦК Компартии Азербайджана – твой родственник?
И тут до меня дошло! Перестройка перестройкой, а связи связями. Никто не ожидал такой смелости от обыкновенной молодой специалистки, а вот от родственницы московского ставленника, второго человека в республике после Гейдара Алиева, можно было услышать и не такое. Мы были однофамильцами.
Так как восток – дело тонкое, то я быстро сориентировалась и ответила уклончиво:
- Даже если бы я и была родственницей второго секретаря, то я бы об этом вам не сказала.
Больше вопросов по этому поводу не возникало. Все поняли, что я таки да родственница, причем прямая.

Под начало мне передали две бригады монтажников – 26 человек. Я приходила, смотрела, как они работают, проверяла готовые шкафы и ставила на наряды печать о приемке. Потом шкафы отвозили на участок, где их ожидало испытание на стенде.
Однажды, придя утром на участок, я заметила молодого человека, трудившегося над жгутовкой проводов. Жгутовка – это сбор проводов, идущих от приборов и аппаратов, в толстые плети, перевитые лентой. Жгуты должны идти либо по горизонтали, либо по вертикали, и ни в коем случае не пересекать приборы. У парня провода внутри шкафа были натянуты напрямую, по диагонали, что категорически запрещалось ГОСТом и техникой безопасности.
- Что это такое? – удивилась я. – Немедленно исправить!

Представьте себе, что видит парень, который работает первый день. Ему тяжело, он весь вспотел, трудится. И ту приходит какая-то долговязая худущая дылда с растрепанными волосами и командует.
- Да ты кто такая?! – пошел он на меня, замахнувшись плоскогубцами. – Давай, вали отсюда на …! Приказывает тут! Пацанка!
Я оторопела. Думая, что то, что я вся из себя начальница, видно невооруженным глазом, я крупно ошибалась. Налицо нарушение субординации!
Заметив инцидент, ко мне подбежал бригадир Веня, за ним еще монтажники, и все принялись меня уговаривать простить парня: он молодой и не знал, кто я такая. Парень стоял, насупившись и извиняться не желал.

- Кируля, - сказал мне Веня просящим голосом. – Да исправим мы его шкаф, не волнуйся. Я сам и исправлю. Ты же знаешь, что у меня никогда не бывает ошибок!
Но мой холерический темперамент не сдавался.
- У тебя не бывает ошибок? Да я сейчас найду у тебя кучу ошибок! – рявкнула я.
- Прошу! – Веня даже обрадовался такому повороту событий и подвел меня к двухметровому красавцу-шкафу, выкрашенному в цвет «белая ночь». Такой светло-серой краской красили шкафы в экспортном исполнении. Обычные, общепромовские шкафы были тускло-зеленого цвета. Естественно, что и поручали экспортные шкафы только профессионалам экстра-класса.

Передо мной стояла тяжелая задача. Искать ошибку в огромном шкафу, набитом под завязку аппаратурой было просто нереально. Я провожусь сутки, но ничего не найду. Но и уходить, не ткнув бригадиру носом в его ошибки, я не могла. Иначе мой авторитет сильно бы пострадал, и ходу на этот участок мне бы не было.

И тут меня осенило!
- Отвертку! – потребовала я, не глядя на 26 монтажников, столпившихся позади меня и предвкушающих унижение этой залетной девицы.
Мне вложили в ладонь отвертку.
Я наобум ткнула отверткой в клемму, отвинтила винт, который держал контакт, и вытащила наружу первый попавшийся провод с оголенным концом.

Далее произошел следующий разговор эротического содержания:
- Что у меня в руке? – спросила я.
- Конец! – хором ответили 26 бравых парней.
- Вижу, что конец, не маленькая, - ответила я. – А скажите мне, ребята, какого цвета этот конец?
- Красный! – отрапортовали они. Ведь провод был медным.
- А какого цвета должен быть приличный конец? – вкрадчиво спросила я.
На вопрос ответил только бригадир Веня:
- Белого…
Тут надо немного пояснить. Дело в том, что для шкафов, изготовленных на экспорт, требовалась дополнительная операция, которой монтажники обычно пренебрегали. Для лучшего контакта провода с клеммой нужно было облуживать конец медного провода, то есть окунать его в жидкое олово. Медный конец покрывался слоем олова и становился белым. А рабочим часто было лень это делать, они думали, что и так сойдет.
- Молодец! - похвалила я его. – Значит так: к завтрашнему утру две тысячи концов отдать, облудить и поставить на место. Задача ясна? Выполняй!

И, довольная, что не уронила свою честь, я вышла с участка.
С того момента мой авторитет у монтажников стал непоколебим.

(продолжение следует)

Тест на грамотность
по умолчанию
kirulya
http://children.kulichki.net/vopros/orfo4.htm

Набрала 32, причем один раз ошиблась просто по невнимательности.

Заметки ЖЖ натуралиста
по умолчанию
kirulya
Вот интересно: пишешь большой пост - рассказ какой-нибудь. Два-три коммента.
Постишь фиговенький тест или пишешь "Ой, девки, чой-то я нажрамшись сегодня. Ажно пучит!"
И вал комментов.

А может, ну ее, эту лирику?