January 25th, 2005

58 лет

О жалости, сильных и слабых

Сначала история.
Работала со мной в министерстве по делам репатриантов девушка. Тоже, как и я, принимала людей. Была у нее проблема: муж стал наркоманом, воровал вещи, она плакала, убегала из дома с дочкой. На работе никакой заинтересованности, разумеется. Постоянно у нее отсутствующий вид, она в рабочее время уходила в полицию, потому что мужа поймали на взломе чужой машины. В общем, не работник.
А пропускная способность нашего отделения - 200 человек в день. Нас шесть сотрудниц. Две из них старые работницы с постоянством, которых за безделье никто не выгонит. Они принимали по 20 человек, я - бывало и по 100, а девушка убегала. И к кому шли ее клиенты? К тем старым работницам, не говорящим по-русски? Нет уж, они шли ко мне.

И я как-то пожаловалась соседке, которая тоже пахала на этой ниве дай бог каждому, что мол, как же так, я просто не выдерживаю такой нагрузки. почему наша сотрудница не может решать свои личные дела не в рабочее время? И соседка мне ответила:
- Ну что ты! Она же совсем ребенок! Ей тяжело.
Я сказала, что в ее годы я тоже воспитывала ребенка одна и работала на двух работах, так как муж был в бегах из-за алиментов.
Она мне сказала:
- Чего ты сравниваешь? Ты же сильная.

А что, раз сильная, то пусть пашет? И никто не пожалеет?
58 лет

Боже, какой узкий кругозор!

Я не участвую в политических обсуждениях, не решаю вопросы стоит ли разрешить аборты и легкие наркотики, отменить ли смертную казнь и что такое эвтаназия. Меня не волнует усыновление ребенка гомосексуалистами и стоит ли выгонять домашних животных на улицу, если у хозяев аллергия.
Я сторонюсь треска копий, скрещивающихся в тредах.

Я косная, ограниченная, замшелая и недалекая! О чем со мной говорить?
58 лет

Безумный, безумный день!

Сегодня все как сговорились! С утра и до позднего вечера были посетители.
Сначала пришел человек, который принес мне на обсуждение "проэкт" - именно так было написано.
Проэкт предусматривал мир во всем мире счастье и благосостояние всего еврейского народа, если все запишутся в его драмкружок кружок по фото. Так как вчера я выкладывала глупокомысленный спам о фотокурсах, то сегодня я ничуть не удивилась материализации этого самого спама.

Потом пришел техник по компьютерам. А у меня открыт ЖЖ.
- Ой, - оживился техник, - у вас ЖЖ? А семаждиком вы пользуетесь? А какой версией? Ну что вы, разве это версия? Я сейчас вам установлю новую и все покажу.
Я топталась рядом. Наконец, техник нарисовал мне на семаджике таблицу с ядовито-красным фоном и гордо произнес:
- Ну как? Красота?
Я зажмурилась и кивнула. До этих пор я рисовала таблицу ручками и не трындела.
Мне стало неудобно за то, что он потратил на меня столько времени, помимо основной работы, и я ему отдалась налила чашку чая.

В этот момент пришли работодательница с мужиком, который когда узнал, как меня зовут, упал в обморок оплатил мой обед в ресторане. Поэтому он сразу перешел на "ты". Всего за 49 шекелей.
Техник, не допив чаю, ретировался.
- Ах, Кирусенька, солнце мое! И сама хороша, и мужчины вокруг тебя прям лорды англицкие.
- Это по работе, - буркнула я. - И вообще, прекрати немедленно называть меня Кирусечкой! Оставь эти бакинские штучки. Ты дешево выглядишь, джан-курбан! Ты лучше скажи, деньги ты мне принесла?

Как по-вашему, каков был ответ? Как выглядела, столько и принесла. То есть нисколько.

Потом пришла массажистка. Я выпроводила парочку, и пошла радоваться жизни под ее сильными руками.
В этот момент домой вернулась куча моих сыновей и стали требовать пожрать! А я на столе. Массажном. Дети согласились, что я занята, и пошли играть в стрелялки по сети. Какое счастье иметь в доме еду два компьютера.

Когда через несколько минут после того, как я закончила массаж, в дверь без стука вошла та самая приятельница с хахалем, которая приходит всегда внезапно, я уже ничему не удивлялась. Я сидела в позе лотоса за компьютером и усиленно делала вид, что я работаю.
Продолжаю делать до сих пор.