January 26th, 2005

58 лет

(no subject)

Оказалось, что за время игр с семаджиком мною был случайно удален пользователь neivid
Справедливость восстановлена.

58 лет

Как я начала писать детективы?

По просьбе lemur рассказываю о том, как мне в голову пришло писать детективы.

Я работала в Реховоте, и каждый день ездила час на автобусе в один конец. Чтобы не скучать, я прихватывала с собой женские детективы в мягких обложках. Читала и недоумевала: где логика рассуждений Холмса, изыски Пуаро, жизненный опыт мисс Марпл? Все нынешние детективы строились по одному шаблону: на некую девицу сваливается мертвец с мешком денег. Милиция обвиняет ее в убийстве, а бандиты - в краже денег. От милиции она как-то отбрыкивается, а самого главного бандита-киллера влюбляет в себя и, прихватив мешок, устремляется с киллером в светлую даль.
Варьировался цвет волос девицы, сумма денег и стати киллера, но мешок и светлая даль оставались неизменными.

Прочитав очередной опус для общественного транспорта, я с возмущением пересказывала его юзеру dklugerу, а он только хмыкал в разных тональностях.
Наконец у него кончились то ли вариации хмыканья, то ли терпение и сострадание ко мне, читающей такое (мыши плакали, кололись, но продолжали жрать кактус), и он предложил:
- Чем кумушек считать, трудиться, возьми и напиши сама.
- Как это сама? - удивилась я. - Я же не писательница.
- А они - писательницы? - как настоящий еврей, ответил он мне вопросом на вопрос. - Вот тебе тема. Пиши. Ведь не сможешь. А то критиковать каждый может.
- Это я не смогу? - в запальчивости сказала я. - Да я сочинения в школе писала без подготовки! И эпиграфы выдумывала!

Я пришла домой, ругая про себя старика Державина, юзера dklugerа, села к компьютеру и задумалась. Надо было придумать героиню. Естественно, что это была я, только лучше, худее, раскованнее, и с таким сексапилом, что мне и не снился. Я ей придумала имя и внешность маминой подруги - роскошной гречанки, менявшей мужей, как перчатки, причем каждый последующий муж был моложе предыдущего, сделала ее владелицей своего маленького бизнеса, подарила ей молодого любовника и к нему стерву-мамашу, чтоб моя героиня не задавалась. А ее дочку я списала с моей любимой племянницы.

И тут оказалось, что моей героине не особенно хочется расследовать преступления. Ей гораздо больше нравится миловаться с любовником, пикировать с его мамашей, готовить блюда азербайджанской кухни и рассуждать на отвлеченные темы. А я за шиворот тащила ее на место преступления и тыкала носом в очередной свеженький труп, напоминая, зачем она вообще тут находится. Она попадала в идиотские ситуации, рвала чулки, перелезая через забор, падала в море с яхты, а когда над нею был занесен нож маньяка, почему-то задумывалась о том, что теперь страховка покроет ипотечную ссуду и дочке квартира достанется бесплатно.

Дописав детектив, я отдала его юзеру dklugerу, и нагло заявила:
- Вот видишь! Значит, я умею!
Он опять хмыкнул и сказал, что в отличие от меня, тех дам напечатали. Я опять разозлилась, зашла в поиск и набрала адреса двадцати издательств. И всем послала рукопись. Откликнулся один - журнал "Искатель", почему-то в те времена имевший репутацию антисемитского. Кстати, об этом мне напомнил московский издатель, бывший у меня в гостях на прошлой неделе.
"Искатель" ответил, что рукопись принимается к печати, и нет ли у меня еще детективов с этой же героиней? А также сожалел, что гонорар маленький, так как это журнальная публикация.

Я обалдела в очередной раз и побежала к юзеру dklugerу, но что он мне сказал:
- Все, моя хорошая, запрягайся и пиши.
- А тема? - спросила я.
- Сама. Все сама. Ты теперь писатель на гонораре. Вперед и с песней.

С тех пор написала штук 11 детективов с разными героинями. Одну книгу переиздали.
Вот такая история.
58 лет

Из рассказов моей массажистки

Вчера она с тремя подругами ходила в ресторанчик "Тетя Ася", что на въезде в наш Аскалон. Перед этим ей позвонил ее женатый любовник, сказал, что болеет и останется дома, не придет к ней. Ладно, - ответила она, - а мы с подружками пойдем в "Тетю Асю".
Пришли они, сели в уголок на диванчик, заказали салатики, горячие лепешки, соленья и бутылку клюковки, крепостью 25% на четверых. Сидят, общаются, получают удовольствие.
Тут одна из подружек толкает ее:
- Смотри, твой явился.
И действительно, пришел. Сел в другом конце ресторана, прямо у входа, заказал себе стейк-антрекот, сидит, ест, на них внимания не обращает.
Девушка сидит, с места не двигается, продолжает общаться. Общение, конечно, уже не то...
Подходит официант, приносит бутылку вина. Мол от нашего стола вашему. Он прислал.
Нечего делать. Она встала и пошла через весь зал к нему.
А тут в зал входят знакомый с приятелем. Видят ее.
- О! Привет, как дела?! Где ты сидишь, давай с нами, - они остановились прямо около его стола и начали разговор.
Девушка кивнула, парой слов перемолвилась, и присела к своему любовнику.
А тому уже стейк-антрекот в глотку не лезет, вино не пьется, а салатики потеряли свою свежесть и половину питательности. Отодвинул он тарелку, заплатил, и они вышли.

Вот я и не понимаю ничего:
1. Зачем он пошел в этот же ресторанчик?
2. Зачем она подошла к нему?
3. Зачем она ушла с ним?
4. Почему он позволяет себе ревновать, ведь она свободная женщина, а он женат.
5. Почему она позволяет себя ревновать?