July 4th, 2005

58 лет

Страху натерпелась

Еду себе в машине, никого не трогаю.
Вдруг на меня несется зверюга. И намерения у нее на морде не самые целомудренные.
Еле-еле успела закрыть окно - фильм ужасов просто в яркий солнечный день.
Collapse )
58 лет

Очень жарко

В Израиле очень жарко. Невыносимо! Что говорить о людях, если носороги прячутся в тени, а бегемоты в воде.
58 лет

Два дня сумасшедшего бега

Меня не было дома. И оба дня была жара - старожилы не припомнят. 41 градус в тени - термометр в машине показывал.
А я пешком по огромному зоопарку, по ступенькам старого Яффо, по холмам Иерусалима, по этажам Храма Гроба Господня.
Загнала себя - на все смотрела сквозь глазок фотоаппарата. Сейчас буду сортировать.
58 лет

Нет, я с тобой в разведку не пойду

Я сегодня заблудилась в старом городе в Иерусалиме.
Вообще, мы с другом поехали туда совсеи не в том прикиде, как ходим обычно. Я - в короткой маечке с голым пузом, в кроссовках и штанах с карманами, в длинной джинсовой рубашке. Только шляпа и очки были мои. Он - в жилетке, зеркальных очках, техасской шляпе, сапогах и фотоаппарат на штативе с огромным выступающим объективом. Пока мы шли по старому городу, к нам обращались по-английски и по-французски, предлагали услуги экскурсоводов. Прикид сработал.
Я, чтобы не таскать с собой кошелек с кучей карточек, положила несколько шекелей в "теудат зеут" - местный паспорт и вложила его в сумку от фотоаппарата.
Ходим мы по Иерусалиму, фотографируем. Зашли в Храм Гроба Господня. А там монахи бегают и кадилами машут. Еле успела их в кадр схватить. Темно.
Потом он захотел свечки сфотографировать. Тут я подхожу, ничего не делаю, стою, смотрю. Вдруг свечки начинают падать по принципу домино. Я отхожу - ничего не падает, подхожу - опять падают. Он говорит: "Покайся, грешница!"
А потом меня с голым пузом не пустили в святая святых - там, где благодатный огонь на Пасху зажигается - монах выгнал. Опять грешница.
Потом мы пошли на базар. Прямо аладдиновы пещеры. Проходим одну лавочку. Он говорит: "Благовония видела?" А я обожаю разные запахи.
Продавщица - молодая арабка, начинает говорить с нами по-английски, вытаскивает разные баночки, дает нюхать жасмин, настоенный на масле, розу, сандал. Я выбрала розу. Стали расплачиваться. Я говорю своему спутнику: "Подожди, у меня, кажется, есть одной бумажкой..."
И достаю из широких американских штанин израильский синий паспорт. Арабка как увидела, стала лепетать "бевакаша" - пожалуйста.
Мы вышли из лавки и ржали в голос. Ну, стоило так переодеваться, говорить по-английски, чтобы потом вытаскивать наружу израильский паспорт.

Штирлиц шел по рейхсканцелярии, позади него тянулись парашютные стропы. Он, как никогда, был близок к провалу.