October 27th, 2005

по умолчанию

Воспителлы

Дверь отворилась; на пороге стояла Воспителла, спокойная и красивая. Она нисколько не удивилась. Словно она специально ждала меня, подумал Дин.
И увидел остальных двух, которые сидели у камина.
- Пожалуйста, входите в дом, - предложила Воспителла. - Мы очень рады тому, что вы решили вернуться. Все дети ушли. Давайте поговорим в тишине и покое.
Он вошел и снова сел в кресло и аккуратно положил шляпу себе на колено.
Еще раз дети пробежали по комнате, и он почувствовал себя вне времени и пространства и услышал смех.
Он сидел в кресле и думал, покачивая головой, а Воспителлы ждали.
Трудно, думал он. Трудно найти нужные слова.
Воспителлы. Клиффорд Саймак


Все волны репатриации в Израиль начинали с одного и того же: "отряхнем этот прах с наших ног". И первое, что они начинали - переходили на иврит. И это правильно: единый язык образует нацию, иначе нет плавильного котла, нет единства и общности советского народа Израиля.
В 90-м году началась большая репатриация в Израиль. Она отличалась не только по количеству, но и по разнообразию типажей. Здесь были замкнутые прибалты и снобистски настроенные москвичи, шумные кавказцы и украинцы из мест и местечек. Не все они были евреями, но у всех осталось одно качество, отличающее их от представителей предыдущих волн репатриации: они держались за свой язык. Преимущественно, русский. Иврит старшему поколению давался с трудом, да и зачем его учить, если русского здесь все больше и больше, можно прожить и так. В русскоязычных газетках стали появляться статейки "Нас так много - сделать русский третьим государственным языком!" Естественно, надо же писать то, что приятно публике.
Израильтяне, в массе своей открытые и добродушные, несли в подарок старые одеяла и кастрюли, приговаривая: "Ну, как в Израиле, хорошая еда?" Они не понимали, что первый раз на этот вопрос отвечаешь с восторгом, на второй раз - кривясь, а на восьмой хочется спросить, не издевается ли спрашивающий.
Постепенно русские стали есть хумус, носить сандалии без носков и говорить на иврите. Они объяснили израильтянам, что в России есть кондиционеры и холодильники, что новый год - это не христианский сильвестр, о котором слыхом не сышал никто, и что обозначает загадочное слово "кибенимать". Русские превращались в израильтян.
Единственное, за что они держались с тех времен - это за русский язык. И пусть они вставляли в него "беседер" (в порядке) и "тахана мерказит" (автовокзал) - говорили они между собой только по-русски. Дома и на работе. С детьми. Израильтяне ничего не могли с этим поделать. Они кричали "Рак иврит!" (только иврит). Русские кивали и продолжали объясняться на своем.
И вот у русских подросли дети. Они говорили на иврите в школе, во дворе, с друзьями, а дома продолжали общаться по-русски. И пусть они не могли читать и писать, но говорить и понимать - это у них отнять было нельзя.
И израильтяне дрогнули. Сейчас выходят учебники "Русский язык как иностранный", открываются курсы для израильтян, и что самое главное, в большой массе появились объявления о найме на работу: "Требуется секретарь, служащий, продавщица, медсестра со знанием русского". Знает обслуживающий персонал русский - больше привлечет клиентов.
Как-то я слушала лекцию журналиста из одной центральной ивритоязычной газеты. Он сказал:
- Как-то я спросил девушку Наташу: "Почему она встречается только с русскими парнями?" Она ответила: "А зачем мне неговорящие по-русски? Нас сейчас так много, что захоти я русского врача - будет мне врач, захоти программиста - будет и он. Напрягаться зачем? Ведь общих чебурашек у меня с израильтянами нет.
Кстати, мэм о Чебурашке придумала я. Я писала об этом.
На той же лекции мне сделали замечание, почему я на перемене читаю "Вести", а не "Едиот Ахронот". Я ответила:
- Мы только что рассуждали, кто он - израильтянин. И вы сказали, что израильтянин, живущий в Америке, читающий "Едиот Ахронот" и болеющий за "Маккаби" считается американцем, несмотря на то, что он читает газету на иврите. Почему же вы отказываете мне в праве быть израильтянкой, если я читаю газету на русском? Ведь живу я в Израиле?
Укоряющие не нашли, что ответить.
Ситуация с русским языком в Израиле напоминает мне ситуацию, когда лиса залезает в нору к барсуку и выдавливает его наружу. Советских евреев закалили репрессии и галутный комплекс, умение читать между строк и мимикрия. Что могут противопоставить им душевные и простые израильтяне, чьей хитрости хватает лишь на то, чтобы нажиться на этих русских, пока они совсем свеженькие?
Израильтяне - тактики, а русские - стратеги. Такое их упорство и нежелание забыть язык говорит лишь о том, что они лелеют далеко идущие планы, направленные на захват власти в стране. И если сначала они возмущались снизу, что русскому языку не дают статуса государственного, то скоро они будут насаживать его сверху. Когда придут к власти. Это будет не скоро, потому что русские не держатся друг за друга, а готовы и друг дружке подложить большое некошерное животное или применить ту же стратегию "лиса и барсук".
Поживем - увидим.

Свою позицию объяснять не буду. Я не за тех, и не за других. Мне и так хорошо.
А причем тут Воспителлы? Земляне тоже не знали, что вырастет из их детей, когда они отдавали их существам с другой планеты.
58 лет

Вечер в стиле ретро

А вот чем мы занимались весь вечер.


Кстати, на заднем плане кружки. Помните такие жестяные, синего цвета в белую крапинку и с черным ободком? Их еще приковывали цепочкой к баку с водой. Когда я увидела в супермаркете точную их копию, но из фаянса, я немедленно купила 4 штуки. Интересно, кто делал дизайн этих кружек?