March 27th, 2006

58 лет

О выборах

Сегодня впервые посмотрела все ролики. По телевизору не смотрю - все в интернете пропадаю, а тут сижу с любовником в трактире, а на плазменном экране ролики крутят. Ну мы и стали обсуждать под шашлык с сумахом.
Смеялись, словно Чаплина смотрели. Ролик партии марихуаны пестренький такой, весь в цветочках. Там двух мальчиков показывают: хорошего и плохого. Хороший травку курит, в уголочке сидит и никого не трогает. Плохой мальчик водку пьет и к девочкам пристает. Тут хороший мальчик за честь девочки встал, плохого за грудки схватил. Пришла полиция и повязала... Правильно, хорошего мальчика. Ибо водку пить можно, а травку курить нельзя. Несправедливо.

Ролик с каким-то насупленным мужиком по имени Узи Даян. Он рубит с плеча и повторяет, как заведенный: "Вот когда я войду в кнессет... У меня есть все шансы войти в кнессет... Все жулики, а я войду в кнессет". Правда, что он будет делать, когда войдет в кнессет, он не говорит. Да это и неважно.

Ролик партии Хэц (стрела). Мужик с гримасой на толстом лице, словно у него под носом мухи насрали и ему пахнет, что-то вещает на фоне купидоньевых стрел, расстреливающих мандаты других партий. Опять все жулики, а он весь в белом. А я еще за них голосовать хотела. Теперь не буду. На его фоне лидер приснопамятных североафриканцев Эли Ишай выглядит, как выпускник Сорбонны.

Но Эли Ишай, придя к власти, запретит тот трактир, где мы сидим, вместе со вкусной свининой. Не буду за него голосовать.

О "больших партиях" я не говорю - ролики очень похожи. Все, как на параде, глаза горят, губы произносят что-то о долге и самоотречении.

Что остается? Партия пенсионеров. Вот за нее пойду голосовать. Почему? Все там будем. Да и лидеры часто меняются, дай им бог до 120-ти!
58 лет

И еще о выборах

В дополнение к предыдущему посту. Вчера мы беседовали о ретивом выборщике партии "Авода", который залез на столб высокого напряжения, чтобы снять плакат конкурирующей фирмы, и повесить свой. Там его шандарахнуло, он упал и умер. Лауреат премии Дарвина - это я, как инженер-электрик, говорю.

Вспомнился случай. Были как-то у нас в стране перманентно-очередные выборы. То ли в кнессет, то ли в городскую управу - неважно. Возвращаюсь я домой, и вижу: на мое окно некий субьект из активистов вешает огромный ядовито-желтый плакат с нарисованной рожей поперек себя шире и надписью "Все, как один, проголосует за Бузагло!"
Я встала понаблюдать и меня разобрал смех. Он обернулся и как рявкнет: "Чего ты смеешься? Что тут смешного?"
Я говорю: "Я смеюсь, потому что это мое окно".
Видели бы вы как изменились у активиста лицо и поза! Он спрыгнул с окна, заискивающее улыбнулся и сказал:
- Госпожа, ты не будешь против? Пусть это тут повисит.
- Ладно, - смилостивилась я, - пусть висит.
Так я и стала популяризатором Бузагло. Он, правда, никуда не попал, да это и неважно.
А что важно?
То, что в нашей стране хоть и уважают частную собственность и право на неприкосновенность жилища, но есть еще над чем работать.
58 лет

Про черного кобеля

Григорий Лернер сбежал в Парагвай и задержан полицией
Эх...
И где эти защитники, которые считали, что один раз не пидорас тот, кто ограбил не людей, а государство - невиновен. Что теперь скажут в "Общественном комитете по защите чести и достоинства Григория Лернера"?
58 лет

Сюси-пуси

- Котик, вы хотите поесть?
- А что?
- Рис басмати, очень хороший, и шницели.
- Я знаю, что у тебя получается хороший рис. Нет, поздно уже. Дай нам чаю.
- Чай манго с персиком?
- Да, очень хорошо. Скажи, а коттедж (творог такой) есть?
- Есть. Я купила только что.
- Тогда дай нам с Таней бутерброды с коттеджем и абрикосовым вареньем.
- Сейчас сделаю.
- Мам, я тебе давно не говорил, что я тебя люблю. Так вот, я тебя люблю!
- Рыбочка моя!
-------------
Если бы это было написано в другом журнале, я бы подумала, что это розовые сопли.
Эти сопли случились только что у меня.