July 15th, 2006

58 лет

Еськов и Сумароков

Читаю "Евангелие от Афрания". Продираюсь сквозь неизвестные имена, а глаз успокаивается лишь на названиях должностей: начальник спецназа, тайный агент, элитное подразделение и пр. Читать очень интересно, даже возникает мысль, что все это происходит здесь и сейчас, в современном Иерусалиме.

Если в прошлом посте я вспомнила Тредьяковского, то здесь пришел на ум Сумароков, создатель од, эклог и аллегорий. В театральных постановках его произведений актрисы, изображающие древнегреческих нимф и наяд, были одеты в кринолины и пудреные парики, - чтобы современники лучше поняли действие.

Еськовские термины "спецназ" и пр. выполняют ту же функцию. Он сам об этом пишет.
Продолжаю читать.
по умолчанию

Из рассказов моей массажистки

У нее есть Шмулик. У Шмулика брат в Париже. Расскажу, как он туда попал.
Жил-был шмуликин брат в Аскалоне и работал в гостинице, которую посещали туристы из Франции. Как-то приехала одна туристка, страшная, как смертный грех, а шмуликин брат весь из себя загорелый спасатель на пляже, в общем, левантийский полубог. Она и увезла его к себе в Париж, отняв у жены и трех дочерей.
Туристка эта была совсем одинокая, да еще не в себе до такой степени, что замуж за шмуликова брата не пошла, но зато перевела на него все капиталы. А капиталов у нее было огромадное количество: все родные померли, а она - единственная наследница.
С тех пор шмуликов братец как сыр в масле катается, по-французски шпарит - ну, чистый Растиньяк!. Жене новую квартиру купил, дочек содержит, зятю грузовик купил, раз в год им всем мебеля меняет - не папа, а золото бриллиантовое. И свою парижанку не бросает, в Аскалон ее привозил, с родней знакомил, чай не чужая. Массажистка видела эту француженку - на пальцах объяснялись.

Мнет меня она, рассказывает, а в меня подозрение закрадывается. Я ее и спрашиваю:
- Скажи мне, ты Веллера читала?
- А кто это? - спрашивает.
Я не стала дальше расспрашивать, видно же, что человек не читал. Тогда выходит или Веллер знал про шмуликиного брата, или жизнь подносит такие сюжеты, что они, будучи записанными пером на бумаге, кажутся досужим вымыслом.
Ан нет, вот как бывает.

Продолжение здесь