August 20th, 2006

58 лет

В одной самой обыкновенной средней школе...

В одной самой обыкновенной средней школе на окраине города был класс. Тоже самый обыкновенный, в котором собрались самые разные обыкновенные ученики из окружающего школу района.
Самым высоким и при этом неповоротливым малым был Никита. Пшеничные волосы, серые глаза, курносый нос, над верхней губой прыщи и редкие волосенки. Отец его из бывших райкомовских подхалимов переквалифицировался в кооператоры средней руки и с переменным успехом торговал пенькой и подержанными грузовиками. Иногда грузовики уходили покупателю с наполненными кузовами, но чем и кому, кооператор держал в тайне, оттого слегка разбогател. Никитина мать преподавала в той же школе изящную словесность, лицо имела вечно недовольное, и развивала в детях духовность. Дети духовными становиться не желали, поэтому не было никакой надежды на изменение выражения лица.
Ему подстать, чуть пониже и потолще был парень по имени Джон. На самом деле его звали Женькой, но Женька откликался только на Джона.
Его отец был моряком и часто привозил Джону разные подарки из-за бугра: фирменные джинсы, жвачки, альбомы с полуголыми красотками и виниловые пластинки длинноволосых ансамблей. Джон постоянно жевал бубль-гум, отчего его челюсти выдались вперед, а щеки можно было увидеть со спины.
Самыми симпатичными девчонками в классе были Анна-Мария, Жоржетта и Лиззи. Они ходили всегда втроем, шептались, косились глазами на мальчишек и надменно отворачивались, когда те подходили заговорить. Вот еще, больно надо!
На камчатке сидели самые отвязные - несколько смуглых парней, с которыми никто особенно не дружил, да они и сами держались особняком. Их родители были из одного клана, все - торговцы: кто фруктами, кто соляркой на бензоколонке, а кто и травкой баловался. С ними старались не связываться. Парни навязывались классным красавицам, те отпихивали их, но так, для вида, и поговаривали, что Жоржетту однажды видели в парке в обнимку с Магометом, у которого папа на бензоколонке. Но это ж вранье! Кто поверит?
Однажды в класс зашел директор по прозвищу "Чашечка кофе" - все не раз слышали, как он приказывал секретарше "чашечку кофе, будьте любезны...". Директор ввел в класс новенького: худенького носатого парнишку, да еще очкарика.
- Познакомьтесь дети, это Сруль.
Класс с удивлением уставился на это чудо, потом грохнул со смеху.
- Сруль! Нет, это ж что за имя?! Сруль-обосруль...
Директор пытался утихомирить разбуянившихся подростков, но делал это как-то вяло, словно соглашался с общим мнением: это каким уродом надо быть, чтобы так назвать сыночка!
Только новенький стоял спокойно и рассматривал класс сквозь круглые очки. Видимо, он давно привык к такой реакции на свое имя.

(продолжение следует)
58 лет

Уныло

Массажистка не пришла. У ней сын женился, и она по такому случаю наклеила себе длинные ногти. И не хочет снимать такую красоту.
А я осталась без массажа.
58 лет

Мне гордиться или где?

Один знакомый обозвал мои "Памятки" классическим примером "trash"-литературы.
«Трэш, – напоминает Сергей Жариков, - это профессиональный «закос» под самодеятельность. Это очень модная и тонкая интеллектуальная игра, где нельзя абсолютно все принимать за чистую монету. (...) Тем, кто впервые сталкивается с игровой эстетикой искусства трэша, мы можем лишь предложить небольшую подсказку: ваша идентичность будет определяться именно тем, что вас оттолкнет помимо вашей же воли – или, еще хуже – от чего вы будете в неописуемом ужасе».
отсюда
58 лет

Газета "Панорама"

Ко мне обратились из лос-анжелесской газеты "Панорама" с просьбой напечатать у них серию моих детективов. Причем главред объяснила, что они печатали Довлатова, Аксенова, Кабакова, а вот теперь меня.
Так что, кто из моих френдов читает "Панораму", напишите пару слов, если увидите.