August 23rd, 2006

58 лет

Президент и его харрасмент

Вот и у нас опять, как у больших.
Президента Израиля обвиняют в сексуальном домогательстве.
Утром смотрела телевизор. В студию пригласили даму-феминистку, и диктор спросил ее: а что если у начальника на работе работает девушка, между ними вспыхнуло чувство и они вступили в длительную связь - это сексуальное домогательство?
- Да, - твердо ответила дама. - Потому что (тут она открыла закон и зачитала пункт) даже если внешне все выглядит по обоюдному согласию, на самом деле это всего лишь лицемерие. Девушка может бояться своего босса, но не показывать этого.

А у меня появилась мысль: что, боссы - бабайки? Их всегда все боятся? И никто не хочет затащить босса в постель, чтбы похвастаться перед подружками?
Настоящую любовь в этом случае я отрицаю - после нее не бегают по адвокатам.
58 лет

Под настроение

К нотариусу приходит старая еврейка.
- Скажите, вы нотариус?
- Да?
- И у вас есть печать?
- Есть.
- И вы можете написать завещание?
- Да.
- Тогда ответьте мне: никому и ни хуя пишется вместе или отдельно?
58 лет

В одной самой обыкновенной средней школе...(4)

Начало
(2)
(3)


- Давно ждете? – заинтересованно спросил он, скидывая рюкзак с плеча.
Так как своим вопросом Срулик перехватил инициативу, то парни несколько мгновений сопели и не знали, что ответить.
Первым опомнился Фадих:
- Давно! Мог бы и поторопиться.
Он ждал, чтобы новичок спросил «зачем?», а потом яростных хуком снизу сбить того с ног и гордо ответить: «А вот зачем!» Логики в его мыслях не было никакой, зато подобное желание здорово щекотало самолюбие.
Но Срулик вновь повел себя странно. Он почему-то похлопал себя по нагрудным карманам рубашки, прислушался и удовлетворенно кивнул неизвестно чему.
- Вы меня бить собираетесь, - утвердительно сказал он. – Не советую.
- Это ж почему? – спросил Мустафа, низкорослый парень с вывороченными губами.
- Ну, поставишь ты мне фингал. Я приду домой. Мама испугается, станет расспрашивать. Я отвечу, что это твоих рук дело. Папа пойдет в милицию и скажет, что Мустафа, сын уважаемого Чингиза, владельца ларьков на Воскресенском рынке, избил меня. Милиция не пойдет тебя искать, ты для них мелкая сошка. Они пойдут проверять прописку твоего отца и лицензию на ларьки. Он заплатит хороший куш, придет домой злой и поставит тебе два фингала вместо моего одного. И все будут довольны. Особенно милиционеры.
.- А ты откуда знаешь, чем занимается отец? – голос Мустафы сорвался на фальцет.
- Знаю. Не мог же я просто так прийти в незнакомое место и остаться в нем на несколько часов – это я о школе. Поэтому несколько дней подряд я просто собирал информацию о том, кто из какой семьи.
- Как ты узнал наши фамилии?
- Делов-то! В школе на стенках висят групповые фото с фамилиями. Я и зашел, переписал. Ведь детей пускают в школу без проверки – это взрослых трясут на проходной.
- С-сука! – закричал Магомед и со всей силы ударил Срулика кулаком в грудь. Фадих принял этот выкрик, как сигнал к действию, и нанес удар сзади, по лопатке.
Срулик упал, его рубашка в двух местах, куда ударили одноклассники, залилась кровью, и тут раздался двойной громкий стон. Из костяшек пальцев Магомеда лилась кровь. Фадих остолбенело глядел на свою руку с порванной кожей и обильно сочащимися ранками.
- Бежим! – закричал Мустафа, и они убежали, только их и видели.
Срулик остался лежать на земле. Он не делал никаких усилий, чтобы встать – ведь его приложили крепко, да и помогут всегда.
- Шрулик, что с тобой? – к нему подбежала Лиззи. Она слегка шепелявила, но это не портило ее, а даже наоборот.
- Ничего, просто упал. Помоги мне подняться, только тяни за руки, а то испачкаешься.
- Это кровь? Тебя ранили?
- Нет, не моя. Тех, кто решил меня избить. А я защищался.
- Тебе надо обязательно домой. Или в больницу!
- Ничего не нужно. Смотри.
Срулик, кряхтя, поднялся, расстегнул рубашку и показал странную пластмассовую манишку во всю грудь, утыканную мелкими острыми выступами.
- Что это? – Лиззи удивленно вытаращила глаза.
- Ипликатор Кузнецова. Отличная вещь, если носить ее гладкой частью на теле, а иголками на внешнюю сторону.

(продолжение следует)