?

Log in

No account? Create an account
по умолчанию

kirulya


Записки аскалонской затворницы

Кируля - явление природы (с) Феруза


За олифой
по умолчанию
kirulya
Вчера проходила мимо строящегося магазинчика и вдруг на меня пахнуло... Олифа.

Все ремонты папа делал собственноручно. Я с детства помню слова: сальник, лерка, купорос, олифа. Папа работал, мы с сестрой вертелись рядом, мама была главным ОТК, а потом убирала мусор. Папа кричал: "ОТК, принимай работу!" Мама подходила, критически осматривала стенку, показывала пальцем - тут криво, папа что-то подмазывал, и все были довольны. Все при деле.
Нас с сетренкой папа частенько посылал за олифой. О, это было целое мероприятие!
Нам вручалась большая жирная бутылка из под шампанского, заткнутая пластмассовой или деревянной пробкой. Она заворачивалась в полиэтиленовый пакет и вручалась с наказом: "Осторожно, не разбейте!" Тут же мы получали 50 копеек на олифу и выходили их дома.
Жили мы высоко на горе, на проспекте Нариманова. А идти надо было минут сорок под гору, к памятнику Нариманова. Мы с сестрой спускались, болтали, рассматривали магазины - мы шли мимо ювелирного магазина "Алмаз", где в витрине лежали разные кулончики. Золото было спрятано внутри. Потом Дом обуви, потом какой-то "Трикотаж-Галантерея", а потом уже на горизонте появлялся огромный Нариманов на фоне Каспийского моря.
У его ног притулился маленький темный магазинчик, где при входе сидел смуглый продавец. Мы заходили в пропахшую краской, штукатуркой и другими ремонтными запахами комнатку, он наливал в бутылку олифу через большую воронку, вытирал ее ветошью, брал протянутые 50 копеек и снова усаживался на стульчик перед входом.
Назад идти было тяжело - вверх и с полной бутылкой. Путь занимал около часа.
А когда мы приходили, нас встречал радостный папа, брал олифу, открывал пробку, нюхал и восклицал: "Ах, какая олифа! Прямо мед! Молодцы, дети!" И мы радовались.
Мама смотрела на папу любящим взглядом и мы снова принимались за ремонт.

И только вчера, почувствовав запах олифы, доносящийся из магазинчика на аскалонской улице, до меня дошло, почему папе так часто требовалась эта жидкость для ремонта нашей тесной двухкомнатной квартирки, где мы жили вчетвером.

Случай в супермаркете
Прага
kirulya
В супер я хожу раз в неделю. И каждый раз что-то происходит.
Сегодня набрала продуктов, расплатилась и выхожу. Смотрю, к стеклу прислонилась лбом женщина, ее всю трясет. Я думала, она рыдает. Я подошла и вижу, нет, она не плачет, ее крутят судороги.
- Что с вами?
- Помогите! У меня эпилепсия.
Я схватила ее за негнущуюся руку, позабыв о ноющем запястье. Другой рукой я держала полную коляску и кричала:
- Эй, на главной кассе! Тут у женщины приступ эпилепсии!
Ну, не без этого, народ вокруг собрался, спрашивают, что случилось. Я ее усадила на стул и вижу, что судороги прошли, она обмякла, но вся трясется и плачет.
Люди, конечно, у нас душевные. Один дядька в кипе жестом попа с крестом для поцелуя протягивает ей железную менору и говорит:
- Когда эпилепсия, надо за железное подержаться, бери.
Женщина не понимает, а он сует ей этот канделябр.
Другая бабка в платке подскочила к ней:
- Знаешь, у моей свояченницы тоже эпилепсия, так надо ноги вверх задрать.
Женщина ничего не понимает, смотрит на меня несчастными глазами.
Я говорю:
- Она же не понимает на иврите, ей воды надо.
Принесли воды, я ей говорю:
- Давайте я вам скорую вызову, в больницу отвезут.
Она, испуганно:
- Не надо скорую, у меня страховки нет. Я из Германии приехала. На заработки.
И тут мне стало не по себе. Я знаю, что народ у нас отзывчивый, на полу лежать не оставят, всегда помогут, если до этого советами не замучают. Но что делать нелегалу без страховки?
Она попила водички, успокоилась, и я ушла.
А что я еще могла сделать? Только порадоваться за свою страну, куда даже из Германии едут гастарбайтеры.