January 8th, 2007

по умолчанию

Сага о свекрови - часть первая



Расскажу вам о своей второй свекрови. Это очень важно, что она вторая. Первая была мачехой моего первого мужа, и ей было совершенно наплевать на пасынка. Подписано и с плеч долой. И слава богу.
Я, конечно, по девичей неопытности думала, что все свекрови такие - улыбающиеся и ненавязчивые. Но жизнь мне показала кузькину мать.
Назовем ее Эстер. Имя Эстер происходит, как признаёт еврейская традиция, от имени Иштар – древнеперсидской богини Красоты и Утренней звезды. Красоту ее не портил даже выдающийся грузинский нос, который она передала по наследству своим сыновьям. Кто видел фильм "Волшебная лампа Алладина"? Помните его маму? Вылитая моя свекровь. Каждый раз, когда смотрю фильм, умиляюсь.
Итак, был у нее вполне еврейский муж, похожий на Абажа из старого фильма "В королевстве кривых зеркал", и трое красавцев сыновей, которым по наследству достался ее орлиный нос. Жили небогато, но пианино красного дерева в доме было. Стояло для красоты у стенки. Оно потом перешло к моей сестре, потому что на нашем черном раздолбанном инструменте выучилось музыке три поколения.
Когда в 1988 году в Баку начались антиармянские волнения, свекровь засуетилась – ей захотелось бежать. Наверное, боялась, что ее с большим грузинским носом, примут за армянку. Но на самом деле ей очень хотелось посмотреть на старших невесток. Старший и средний сыновья уехали в Ленинград, и там женились на русских девушках.
И вот родители, оставив младшего сына в Баку, отправились в Питер. Там они предложили средней невестке прописать их в ее кооперативной квартире, в которую она уже пустила безквартирного мужа-бакинца. Она не согласилась. Им ничего не оставалось делать, как прийти к старшему, в двухкомнатную коммуналку и занять спальню молодых. Те отправились на пол в первую комнату.
Старшая невестка рвала и метала. Муж, как мог ее успокаивал – это же мои родители, я не могу им перечить, они беженцы. Хотя им в Баку ничего не угрожало – они не были армянами.
Тем временем я вышла замуж за младшего сына, и поставила четко цель: Израиль, и никаких Питеров! Родители, узнав, что младший, надежа и опора в их старости, который должен был остаться с ними, собирается гораздо дальше своих братьев. И окрутила его разведенка с ребенком, да еще старше него. И они тотчас снялись с места и вернулись в Баку, несмотря на мифическую угрозу. Старшая невестка позвонила мне и, захлебываясь в слезах от радости, поведала, как у нее болят кости от ночлега на полу.
Но маховик уже раскрутился, и об отмене отъезда не могло быть и речи. На прощанье свекровь подарила нам небольшой ковер и шесть серебряных ложечек. Свекор долго уговаривал на перроне моего мужа сразу по приезду в Израиль пойти к Арону, у которого золотой магазин. Кто такой Арон и где он живет, свекор не сообщил.
Далее пропущу пару лет. Жили мы с мужем душа в душу, не ссорились, растили двоих детей. Однажды мы получили письмо, что к нам едет свекор. Один. Оказывается, умные люди им посоветовали развестись, чтобы в Израиле получить не одно пособие на пару, а два пособия на одиночек, что немного больше. И еще приехать поодиночке. Жить он, естественно, будет у нас. Мы с мужем вздохнули и принялись готовить комнату.
Свекор приехал, покрутился пару месяцев, нашел себе пенсионерку и ушел к ней жить. У нас тогда был уже свой небольшой продуктовый магазинчик, и свекор ежедневно захаживал взять то курочку, то палку колбасы для себя, своей подружки и ее семьи, к которой он прилепился. Я просила мужа, чтобы он предложил отцу оплачивать хотя бы оптовую цену продуктов, но тот возражал: «Это отец, что я могу ему сказать?»
Через полгода приехала свекровь…

Продолжение следует
клоун

Скандал в благородном семействе

Несколько дней назад в Бейт-Опере в Ашдоде справляли свадьбу. Все было по высшему разряду: невеста вся в белом, с цветами и маникюром. Жених при костюме и ботинках. Родители счастливые - обнимаются с гостями, чеки бросают в избирательную урну.
Все как у людей.
Ждут раввина. А раввин, как на грех, опаздывает.
Тогда жених берет невесту под руку и идет фотографироваться с гостями, чтобы паузу заполнить.
Раввина опять нет. Гости уже кушать хотят.
Тогда жених подходит к устроителям праздника и просит их опустить экран - он, в честь такого радостного события, приготовил клип.
Ладно, гасится свет, настраивают аппаратуру, и на экране высвечиваются кадры.
Невеста, вся в неглиже, изображает в постели акробатические этюды. И что интересно, мужчины все разные.
Зал внемлит в абсолютной тишине.
Зажигается свет, жених говорит почтеннейшей публике: "Дамы и господа, я не пожалел на эту свадьбу 50 тысяч шекелей. Ешьте, гости дорогие, уплочено!" И покидает зал вместе с родителями.

Вы как хотите, а я бы тоже не пожалела оплатить свой пригласительный билет на эту свадьбу.
58 лет

Из комментов

Как-то получила приватку с приглашением на митинг, где К. будет продавать свою книжку стихов на иврите.
Вдумайтесь: Мне. Купить. Стихи. На иврите, который написал человек, еле-еле владеющий языком.
Я ощутила себя не то гинекологом, которому в подъезде обещали показать, не то проституткой, к которой клеились на пляже.
Прага

Через полгода приехала свекровь…

Продолжение. Начало тут.

Когда я вернулась домой и увидела, что она сидит в кресле – чужая тетка, которую я видела два раза в жизни, а теперь придется жить с ней, я внутренне содрогнулась. Но сразу взяла быка за рога.
- Добрый день, - сказала я нейтрально. – Я рада за мужа, что он воссоединился со своей любимой мамой. Теперь у меня вопрос. Как обращаться? Я буду называть или мама, но на ты, или по имени-отчеству, но на вы. Обращение мама и на вы я считаю лицемерием.
Свекровь выбрала маму и ты. Ее первый вопрос ко мне я не забуду.
- Ты смотрела «Богатые тоже плачут»?
- Нет.
- Зря, - осуждающе произнесла она и пожевала губы.
В первый же день я повела ее на базар – приближался Песах и ей хотелось купить все составляющие на харосет. Харосет – это такая вязкая масса из перемолотого изюма, орехов, яблок, фиников. Символизирует глину, из которой делали кирпичи для египетских пирамид.
Она шла по богатому базару и причитала: «Ах, мои русские невестки! Разве им понять, что такое харосет?» Ну да, им, гагарам, недоступно…
Честно говоря, я подумала, что буду любимой еврейской невесткой, раз уж русские не по нраву пришлись. Как я жестоко ошибалась!
Муж с братом торговали в магазинчике, где мне уже места не было. Я убирала богатые виллы, на обратной дороге с работы закупала продукты, потом готовила, подавала, стирала, чинила одежду мужу и его брату – мы жили бедно, все деньги уходили на расширение ассортимента в магазине. Свекровь смотрела турецкий канал. Она была глуховата и поэтому заунывные звуки национальных мелодий, от которых я устала еще до Израиля, доставали меня все чаще и чаще. Я просила сделать тише, мотивировала тем, что ребенок спит. Она хмыкала. В магазин она не ходила, так как не говорила на иврите. А когда я увидела, как она медленно чистит картошку под струей воды, я отобрала у нее нож и закрыла кран.
- Мама, ты пойми, мы платим за каждый кубометр. Это дорогая привычка чистить картошку таким образом.
Как-то на мой день рождения я накрыла на стол. Сидели свекровь, ее два сына и мой брат, приехавший меня навестить. Я носилась между кухней и столом – подавала, убирала. Брат, увидев это, сказал:
- Кируля, ну почему ты ведешь себя как какая-то Фатьма? Сядь, это твой праздник. И почему вы посмеиваетесь? Что значит «ишь, образованная». Она, действительно, образованная. Над чем тут смеяться?
Однажды я не выдержала. Придя домой после поисков постоянной работы, я увидела, что младший сын, которому было два с небольшим, нашалил – что-то разбросал. Я сказала ему:
- Ну-ну-ну, нехороший мальчик!
Тогда он, ни слова не говоря, пошел в бабушкину комнату, принес оттуда ремень и сказал мне «ну-ну-ну».
Я бросилась к свекрови:
- Мама, почему ребенок показывает мне ремень? Ты что, пугаешь его в мое отсутствие? Или лупишь?
Она подбоченилась:
- Подумаешь, я сыновей так вырастила! Не хуже других!
И тут меня прорвало. Я сказала, что не позволю ей пальцем дотрагиваться до ребенка, что мне надоела в доме турецкая музыка на полную громкость, что я выматываюсь, готовя, стирая и убирая для нее, двоих ее сыновей (средний ее сын жил отдельно, но приходил к нам обедать) и двоих детей.
В ответ я получила, что я засранка и лентяйка, что я целыми днями лежу и читаю газеты (это были ивритские газеты – я по ним учила иврит, но кому это объяснишь), и что самое главное – это я нашла ее мужу подружку, чтобы он ее бросил.
Отношения были испорчены капитально!
А вскоре случилось сразу два события: я нашла первую в Израиле приличную работу преподавателем иврита, а мой муж влюбился…

Продолжение следует