November 30th, 2007

58 лет

Страх

Форум висит. Вчера провела вечер в треде о феминизме. Много не писала, больше читала и переводила на иврит. Потом отправляла по аське любовнику.
Мария, Лукерья говорят, что феминизм - это равенство возможностей в карьере, оплате труда, разрушении стеклянного потолка.
Я даже приводила данные о комиссии Кнессета в защиту мужчин, что также поддерживается феминистками.
Как парировали представители хромосомной пары ХУ?
- А если она меня ударит, я ей челюсть сломаю.
- Давить!
- Я в армии, а вы прячетесь за моей спиной.
Надо отметить, что видела я эту спину. Я не спрячусь. Маловато будет.
Любовник, который тоже был и в израильской армии, и на сборах, сказал: "Проблема у них, на самом деле, не с тобой. Просто они это не понимают".
Скорее не хотят понимать. Потому что таких мужчин, которые находятся в душевном равновесии только тогда, когда знают, что имеют силу и право подмять под себя женщину, страшит мысль о женской самостоятельности. Ведь тогда свою необходимость надо доказывать. Чем? Грубой силой в век мозгов? Большей зарплатой? Образованием? Это сложно, да и зачем стараться, если за них все уже сказал Гоша из "Москва слезам не верит": "Все вопросы я буду решать сам - на том простом основании, что я мужчина!"
Решать?
Авотхуй!
58 лет

Из рассказов моей массажистки

На прошлой неделе она не пришла ко мне, да и я тоже гуляла по Иерусалиму, поэтому мы никак не могли встретиться.
Сегодня она рассказала:
- Три дня отдыхала в Эйлате. Со Шмуликом.
- Вы помирились?
- Ну, да. Он пришел, сказал, что ужас, как хочет уйти ко мне, но жена устроила истерику, на него насели родственники и он отказался. И мы пошли смотреть мне машину - ведь за учебу он уже заплатил, я сдала с первого раза, теперь он просто обязан купить мне машину.
- Действительно. Иначе, чего он тебе уроки вождения оплачивал? - кивнула я, лежа на массажном столе.
- Ну вот. Пока я не решила, что хочу, поэтому мы поехали в Эйлат на фестиваль иракской музыки.
- Боже мой, это еще что такое? Где ты, а где иракская музыка?
- Шмулик из Ирака, а туда поехали все выходцы из Ирака. Человек 500. Были организованы автобусы.
- С портретом Саддама Хусейна на лобовом стекле?
- Нет, портрета не было, была музыка. В большом красивом зале.
- Эти иракцы все знакомы между собой?
- Ну, конечно! Со Шмуликом здоровались, обнимались.
- А то, что ты с ним, а не жена, это никого не смущало?
- Почему я должна об этом думать? Меня это не касается.
- Так что за музыка? Красивая?
- Ой, да ты что! Арабские заунывные напевы. Как это я выдержала, не понимаю! До трех часов ночи представление было! А его приятели подходили и спрашивали: "Тебе нравится?" Я кивала и улыбалась. "Нет, тебе правда нравится?" Я снова кивала, и они меня целовали. Шмулик был доволен.
- Еще бы!
- А когда вышла танцовщица и стала танцевать танец живота, то многие тоже стали танцевать, и я пошла. И тут такое началось! Вокруг меня образовался круг, мужчины стали хлопать в ладоши, а женщины хмуриться. Они такие страшные! - я себе представила это зрелище: рыжая белотелая массажистка в кругу смуглых усатых мужчин. Есть отчего хмуриться иракским женщинам.
- Кто? Мужчины страшные?
- Да нет! Мужчины обыкновенные. А женщины все смуглые, усатые, с крупными носами. Но ужасно милые. Смеялись, обнимались друг с дружкой. Только одна русская психанула и ушла.
- Это еще кто?
- Да там была одна пара - иракец с подругой. Она ему ребенка родила. Так она, после того, как танец закончился и все вернулись к столикам, демонстративно встала и ушла. Он потом к Шмулику подходил, извинялся, мол, она всегда так психует, когда в компании она не одна русская.
- Зачем он извинялся? Шмулик у вас так кто? Крестный отец?
- Нет, просто из-за меня это произошло. А еще я записку получила.
- От кого?
- Не знаю. Утром к нам в номер уборщица постучала, и передала записку. А в ней имя - Дуду, и номер телефона. И все.
- И кто такой Дуду? Ты знаешь?
- Конечно! Он на меня такие взгляды бросал, когда я танцевала. Хорошо, что Шмулик спал, когда она мне записку вручала.
- Что будешь желать?
- Ничего? Зачем мне Дуду? У меня Шмулик есть. Он мне машину купит.

Вот так проводит время бабушка двух внуков (на подходе третий), скромная труженица массажного фронта. Горжусь! И ею, и Шмуликом, и Дуду, и ансамблем иракской музыки, и вообще - эх, хорошо в стране евреев жить.

Мораль? Никакой морали.
Тортилла

Кодекс послушной жены

Помните картинку о хорошей жене?
Продолжаю читать "Этикет пушкинской поры". Ах, какие там перлы!
Не удержалась, цитирую:
Уложение для женщин

Collapse )

Ах, какое было время для мужчин!
Скажите, кто может похвастаться такой женой или сказать, что она именно такая?
Это ж замечательно!

И еще оттуда же: "Итак, сравнительный анализ текстов позволяет нам сделать следующий вывод: муж – всегда, жена – никогда; мужу – надобно, жене – надлежит. Не правда ли, и спустя двести лет знакомая многим картина «счастливого супружества»?! "