December 20th, 2007

58 лет

Статья о русском языке

Меня зафрендил sir. Я всегда читаю журналы тех, кто меня вносит в друзья. В этот журнал я пришла и пропала. Сижу, читаю все подряд.

А эту статью предлагаю вашему вниманию.
У русского языка нет будущего

...слово "здравствуйте" (12 букв!), которое по идее должно быть легким, коротким, с него начинается всякая речь... Ни один из иностранцев не может это вымолвить, да и мы сами скрипим зубами, пока произносим, и выбрасываем труднопроизносимые "д, в, вуй": остается "зрасте" (с бессмысленнo усеченным корнем). Попробуйте выразить по-русски такие элементарные понятия, как "site", "server", "office". Язык онемеет, потому что у него просто нет в запасе таких слов. Вот и приходится заимствовать "сайт", "сервер", "офис". Практически все слова в научном, интеллектуальном, политическом, экономическом, деловом, культурном языке - заимствованные. Посмотрите на газетный текст - там русскими остаются только слова бытового обихода, физических действий, эмоций, а почти все, относящееся к культуре, технике, интеллекту, взято из других языков.


Автор статьи восхваляет английский. Интересно, что бы он сказал, если бы знал иврит?
58 лет

Разговор на конторской кухне

Сижу, ем. Рядом сидит охранник, и говорит:
- У меня такой папа - никогда холодильник не откроет. Все мама подает.
- А мама работает? - спрашиваю я.
- Нет, - отвечает он. - Папа работает. Он такой хозяйственный, все по дому делает - и сантехнику, и электричество.
- Работать надо так, - говорю я. - чтобы заработанных денег хватило на оплату сантехника и электрика. И сколько той работы? Унитаз раз в 10 лет меняют, а обед ежедневно варить приходится. И ты еще говоришь, что мама не работает.
- Ты знаешь, как это дорого - вызывать мастеров! - возмущается он.
- Поэтому надо больше зарабатывать. Твоя ситуация лишь указывает на то, что твой папа зарабатывает меньше сантехника. А если бы мама работала тоже, то денег бы хватило, налоги государству платили бы папа, мама и сантехник, и государство бы процветало.

Охранник, почему-то, убежал. Я доедала суп в одиночестве.
58 лет

Феминизм и тайный город

В треде о феминизме я нашла родственную душу. Мало того, что я его муза, так он еще так досконально знает все о Тайном городе. Правда, выводы делает неправильные, но это неважно.
Collapse )
58 лет

Какой ты еврей? Ты - строитель!

Подруга прилетела из Москвы. Рассказала (рассказ от первого лица).
Билет я купила компании "Трансаэро". Прихожу сдавать багаж, а там зверствуют - полкило перевес, уже надо платить. Народ ругается, у всех в чемоданах словно гири упакованы, но платят. А что делать, иначе не пустят.
Потом ждали на холоде, чтобы запустили в самолет, а когда зашли, тут меня и прихватило. Я скорей в туалет, пока все рассаживаются. Выхожу, а у двери очередь змеится и на меня: "Девушка, что ж так долго?" Спросила стюардессу, почему очередь, а она: "А мы второй туалет закрыли. Ведь ночь. Вот и спите". Это на 108 человек один туалет.
Народ еще больше возмутился. Ругаются, говорят, лучше бы Эль-Алем летели, но тут стюардессы стали ужин развозить. Еда никакая, но они начали раздавать бесплатно спиртное. И такой ассортимент богатый: тут тебе и виски, и коньяк, и водка хорошая, о вине я уже не говорю. Пассажиры тутже повеселели, руки с пластмассовыми стаканчиками протягивают, просят налить еще. О деньгах за перевес и закрытом туалете все уже забыли. Смакуют.
А потом началось ожидаемое. Подвыпившие пассажиры стали обсуждать кто из них больше еврей.
Раздались крики:
- Я с Украины - я еврей, а ты, грузин, вообще сиди и не рыпайся!
- Я грузин! - соглашался второй. - Но я и еврей!
- Так не бывает, - разводил руками третий, показывая на остальных пассажиров. - они что, тоже евреи?
- Евреи, все евреи, - кивали ему в ответ. - Мы вот армяне, а все равно евреи.
- А я строитель, - вдруг ни с того, ни с сего сказал еще один.
- Тогда ты не еврей! - мрачно констатировал первый пассажир, затеявший этот спор.
- А я - военный строитель! - продолжал настаивать тот.
- Тогда тем более не еврей! - резюмировал первый.
Потом они полезли в драку. Те, кому не осталось места в узком проходе, стали от зависти дружно жать на кнопки, зовя стюардессу. Она пришла и умоляюще сказала:
- Мужчины, ложитесь спать, пожалуйста...
Тогда я громко предложила их высадить. Меня поддержало большинство.
- Высадить их, хулиганов! - скандировали пассажиры, а некоторые спрашивали, не осталось ли еще водки.
- Может, я позову экипаж? - робко спросила стюардесса.
- А кто за рулем останется? - спросила я.
- Автопилот, - ответила стюардесса.
- Фамилия еврейская, - кивнул пассажир, сидящий через проход от меня.
- Не надо, - не разрешила я. - Сами справимся.
Кое-как буяны утихли. Мы долетели, сели под хлопки пассажиров, и тут я опять поняла, что мне приспичило.
Еле-еле дождавшись выхода, я побежала, миновала паспортный контроль, взяла багаж и потащила его через зеленый коридор. Все бегом.
И тут сонный полицейский проснулся, услышал звон и приказал мне остановиться.
- Раскрывай чемоданы и раздевайся сама, - предложил он. - Звенишь.
Дело в том, что меня попросили в Москве купить Ваньку-встаньку - куклу-неваляшку. Я купила, и она у меня бултыхалась в сумке, издавая тот самый злополучный звон, встревоживший таможенника. Увидев куклу, он долго ее тряс, подносил к уху и прислушивался.
Я спросила:
- Ну как, мне раздеваться дальше? - я стояла в меховых сапогах и жутко потела.
- Не надо, - разрешил он. - Иди.
И отдал мне куклу.
Так, в расстегнутых сапогах, с чемоданом за спиной, прижимая к груди Ваньку-встаньку, я вышла из аэропорта. Зеленели пальмы, хлынул ливень, народ бросился врассыпную.
Здравствуй, родина!