February 11th, 2010

фемина

Мы - не объекты, объекты - не мы!

Моя утренняя группа - это матери-одиночки, которые отводят детей в садик и школу, а потом приходят в нашу контору.
Оказалось, что вчера они были на семинаре для матерей-одиночек, и им читали лекции по феншую и статусе женщины.
По феншую они уже собрались двигать кровати в разные стороны, меня это мало интересовало, и я спросила, что им рассказали на лекции о статусе женщины.
- Женщина - не объект! - гордо сказала одна из них, в возрасте за 40, с сединой и в тапочках. - Если мужчина захочет мое тело, надо сразу так и сказать. И он отстанет.
- И вообще, их интересует только это! - добавила высокая женщина, худая и с резкими движениями. Она ни минуты не могла усидеть на месте, постоянно вскакивала и бегала по классу.
- Что плохого, если вы интересуете мужчин, как женщины? - подбросила я полешко в огонь.
- Да я! Да ты знаешь?! За мной один миллионер ухаживает. Правда, подпольный, но миллионер, - закричала гиперактивная женщина. - А я ему говорю: нет, я не объект! Иди куда хочешь! Мне не нравится его вид, он постоянно нос задирает, что у него денег много, и все женщины его хотят из-за денег. А сам - жмот, хочет, чтобы я ему звонила, а телефон не оплачивает.
- Какого он роста? - спросила я.
- С меня.
- Тогда понятно, почему тебе не нравится его вид, ведь ты видишь только его ноздри.
- Это печать, которая на всех матерях-одиночках, - вздохнула та, что в тапочках. - Мужчины думают, что мы хотим их деньги, поэтому мы - объект.
- Это не так?
- Я его не хочу! - закричала высокая. - Он сказал, что если я его не хочу, я сумасшедшая! Да меня 10 психиатров проверяли, и все сказали, что я нормальная! Да, нормальная! И энергии во мне больше, чем в нем!
- Вот и славно, - закончила я беседу. - Сейчас мы тебе найдем работу, миллионер не будет задирать нос, а ты не будешь объектом и сможешь сама себя содержать.
Но, почему-то, это ее не обрадовало.
кот ученый

Дай, Джим, на счастье лапу мне

Пришел на прием смуглый левантийский парень, принес справку о том, что его укусила собака, и поэтому он не может посещать занятия.

А потом, наш охранник рассказал, как это было: мужчина вышел на улицу - там бегала маленькая собачка, терьер или фоксик. Он сел на приступочку и стал жаловаться собаке, какая у него несчастная жизнь. Что подруга уехала обратно на Украину, что его никто не любит, а тут заставляют сидеть на уроках, которые ему надоели.
Собака стала на него лаять, и он сказал ей, что мало ему того, что жизнь поломанная, так она еще на него лает. И замахнулся на нее. И она его укусила.

И теперь он не будет посещать уроки. Некоторое время.
58 лет

А пацаны-то и не знали!

Пообещав увековечить в Израиле память бывшего главы республиканского КГБ, затем партийного лидера, а в 90-е годы президента независимого Азербайджана Гейдара Алиева, Шагал пояснил, что «Хадера — большой город для Израиля, около 100 тысяч населения. Там большая община выходцев из Азербайджана. Это недалеко от Тель-Авива и очень красивое место. Красивый зеленый город».

Пресс-служба мэрии Хадеры отказалась подтвердить или опровергнуть эту информацию по телефону. Ответа на письменный запрос редакции NEWS.israelinfo.ru на момент публикации не поступало, так что выяснить, известно ли муниципалитету Хадеры о планах открытия парка имени Гейдара Алиева, пока не удалось.

полностью тут

P.S. Шагал - это Валентина Мальцева.
58 лет

Свято место пусто не бывает

Мучительно вспоминала, кого же напоминает доктор из сериала?
Как-то, давным давно, один врач сказал мне:
- В наше время врач исполняет функцию духовного лица. К нему ходят на исповедь, от него ничего не скрывают, и он лечит не только таблетками, но и наложением рук. Плацебо, от которого больному становится легче - это раскрытие души перед врачом. Хотя врачи в глазах больных не имеют права на недостатки, например, не дай бог, меня больные увидят курящим, они все же, в зависимости от специализации, имеют странности. Хирурги напоминают армейских солдафонов, психологи выводят своих тараканов, а гинекологи через одного - сексуальные маньяки и бабники.

Вот и доктор Хаус такой же. К нему тянутся, как к богу, и он, словно бог, скупо отвешивает благодеяния, терзаемый в душе собственными демонами.