December 1st, 2010

58 лет

И еще о переводах

Как-то темы приходят парами.
Несколько месяцев назад мне позвонил один пенсионер и сказал следующее:
- Я прошу вашего совета. Я хочу написать книгу о своей семье и перевести ее на иврит, чтобы внуки прочитали. С чего мне начать? В книге около 500 страниц.

Я ответила, что и как надо делать, и что перевод пятисот страниц будет дорогим, так что я советую несколько сократить книгу для перевода (мой собеседник сказал, что он получает пособие по старости, и ему не потянуть расходы).

Сегодня он позвонил снова и сказал:
- Я написал книгу в 480 страниц и издал ее на русском за свой счет. Родственники хвалят. А теперь настало время перевести ее на иврит.
- Вы подготовили укороченный вариант? - спросила я. - Перевести 480 страниц - это очень дорого.
- Я вот что подумал, - сказал клиент. - Я приеду к вас с книгой, мы сядем вместе и вы сами вычеркните то, что не надо. Я не хочу внукам все рассказывать. А потом вы не будете переводить, а напишете литературно, своими словами на иврите историю моей семьи. У меня не литературный текст, хоть родственники и хвалят.

- То есть вы предлагаете мне работу не переводчика, а литературного негра? - спросила я.
- Ну зачем же так? Я не хочу вас обидеть, - испугался он.
- Я понимаю, - ответила я, - и не обиделась. Просто хочу вам кое-что объяснить. Если я перевожу, то книга выходит под вашим именем, а где-то в уголке маленькими буквами написано "переводчик Кируля". И я отвечаю за то, что перевод соответствует оригиналу. Но если вы просите написать книгу своими словами на основании исторических документов, то автор книги я, все права мои, и если вы хотите купить такую мою работу, то вам надо быть, например, Березовским, чтобы запечатлеть свои мемуары. Потому что это стоит намного дороже.

- Но почему? - удивился он.
- Литературный текст подразумевает собственную оценку происходящего и некоторое отступление от фактов. А если вам переведут мои слова, и вам не понравится моя точка зрения? Что будете делать? Я пишу и издаю книги под своим именем на темы, которые интересны мне, и мне надо предложить очень много денег, чтобы я согласилась на работу, связанную еще и с юридическим риском.

- Так что же мне делать?
- То же самое, о чем я говорила вначале. Сократите текст, отдайте в переводческую контору, доплатите немного за проверку стиля.

Мы распрощались вполне по-дружески.
Мне понятно, что он не знал о подводных камнях, о том, что вообще так не делается, и с такими предложениями обращаются с другими деньгами, нежели пособие по старости.

Но я не понимаю другого - его внуки просили его написать историю семьи? И если им это интересно, почему бы внукам не выучить русский? А если деду так хочется рассказать внукам, почему бы ему не выучить иврит, или, на худой конец, заработать денег, и не рассказывать о том, как он скромно живет.
58 лет

Еще вспомнила о русском языке

Неделю назад прохожу мимо дедушки и внучки, сидящих на лавочке. Видно, что у них полное взаимопонимание, любят друг друга, так как разговор между ними весьма оживленный. И слышу:
- Ну что ты, Мариночка, геометрия и тригонометрия - это две большие разницы.

На полном серьезе говорит. И без ремарки "как у нас, в Одессе говорят".
Так что шутка Жванецкого стала вполне нормой разговорного русского языка.
А мне как-то нехорошо от этого.
Я слишком строга?