January 10th, 2012

50-шляпа

Сегодня в Лос-Анжелесе

Вернулась из нашего местного, даже местечкового, Лос-Анжелеса. Там творится что-то невообразимое: полицейские с мигалками, оцепление, пробки на въезд в город. Что случилось? Президент домой из тюрьмы сбежал?

Оказывается, демонстрация протеста. И не абы какая, а эфиопская. Дело вот в чем: жители нового квартала договорились не продавать квартиры эфиопам - от этого снижается стоимость жилья. Мало того, что тихо договорились, они еще на телевидение объявление дали, и листовки напечатали. Это мне сказали мои ученики. Вот эфиопы и выступили против.

Я спросила:
- За что эфиопы борются? За то, чтобы люди продавали им свои частные квартиры?
- Нет, - ответили мне, - они оскорблены тем, что по телевизору сообщили о том, что не надо продавать.
- А если бы не сообщили бы по телевизору, - продолжала я спрашивать, - а просто не продавали бы им квартиры, то не было бы демонстрации?
- Не было бы, - ответили мне, - это наше дело, кому продавать наши квартиры. А эфиопы траву топчат, на перилах сидят и от них падает стоимость квартиры.
- То есть, я правильно понимаю, - сказала я, - что тихий расизм лучше громкого расизма?

И мне в ответ стали рассказывать о том, как они уважают интеллектуальную русскую алию, какие красивые и ухоженные русские женщины, и вообще им больно глядеть на профессоров, метущих улицы. Когда ои в последний раз видели такого профессора, я не спросила. В общем, все обычные клише.

Мне стало противно, я поспешила сесть в машину и уехать.
Если что, я сегодня преподавала в той самой группе, в которой госслужащие с постоянством на работе, с гарантируемой пенсией, и которые 8 часов учились создавать папки. Сегодня, после 50-ти часов курсов они снова сохраняли по старому имени чистую страницу и кричали: "Шеф, все пропало!"

Но в душе они одобряют тех, кто не продает квартиры эфиопам, только делать надо это тихо.
58 лет

Левый клик мышкой

Сегодня начала курс у пенсионеров. У большинства возраст 85 лет. Артрит, плохое зрение и слух, у одного - недержание мочи и рядом с ним сидеть невозможно. Многие просто нервные, один не может остановиться говорить.
Но вместе с этим большое желание что-то узнать.

Узнав, как меня зовут, старички всполошились, говорю ли я по-русски. Успокоила. Раздала листочки с нарисованной клавиатурой по-русски, показала иконки на рабочем столе, и мы стали учиться открывать и закрывать окна. Они старательно записывали.
Кликают с трудом, руки дрожат, но продолжают кликать.
За два часа выучили кнопку "пуск", увеличение, уменьшение, перемещение и сворачивание окон. Ученики сказали, что не заметили, как прошел урок.

В следующий раз будем учить двойной клик. А завтра на уроке в другой группе буду объяснять функции времени, data validation и прочие высокие материи.