January 13th, 2012

58 лет

Интервью с грильменом



Недавно я побывала в ресторане, который называется просто и незатейливо — «Дом мяса». Мы с друзьями заказали стейки, и когда я попросила официантку, чтобы мясо хорошо прожарили, она скривилась и сказала: «Лучше не надо, стейк будет не тот». «Как подошва?» — уточнила я.
Она смущенно кивнула.

Меня уговорили. И в результате принесли стейк, обжаренный только сверху, а внутри — красный и сочащийся кровью. Я еле жевала резиновое сырое мясо, улыбалась и делала вид, что мне вкусно. Ужасалась, глядя на друзей, пожирающих красные куски, и дала себе слово узнать, что же люди находят в недожаренном мясе и почему стейк well-done считается моветоном.
И я обратилась к профессионалу — Кириллу Бузкову, грильмену хайфского ресторана «Абукрим». Он же nicshe2003

(читайте полностью на Букнике)
Тортилла

Может, она Ленина видела...

Навестил меня старый знакомый. То есть он не старый, а, наоборот, молодой, просто мы с ним уже знакомы давно, и он меня по-дружески навещает.

Сегодня он был в нервном возбуждении:
- Кируля, я только что фильм о Высоцком посмотрел! Ты знаешь, он был наркоманом! Там его руки показывали - синие на сгибах. Это у него график был такой напряженный, вот он и подсел на наркотики. Посмотри обязательно!
- Не от этого он на них сидел, - сказала я. - А от обиды. Ему нужно было официальное признание. У него была любовь народа, Мерседес, жена-француженка, роль Гамлета, Жеглова, а вот поди ж ты, чего-то не хватало.

И тут этот молодой человек задал вопрос, от которого я выпала в осадок:
- Он что, знаменитый был?

Я поняла, что родилось племя младое, незнакомое, и стала ему рассказывать о том, как Высоцкий шел по Набережным Челнам, а из каждого распахнутого окна доносилились со старых катушечных магнитофонов его песни. Как я однажды включила "Голос Америки", и ясно услышала песни Высоцкого, без глушилок. И диктор сказал, что Высоцкий умер. А потом солдата, отключившего с горя глушилки, судил трибунал, но это уже городская легенда. (А что, тогда глушили? - спросил он, но я отмахнулась то его вопроса и продолжала рассказывать о Высоцком). Как я впервые услышала его в начале семидесятых, когда папа отвел меня к своему товарищу в радиомастерскую, и там, на магнитофоне без корпуса, крутились бабины, и с них раздавался хриплый надрывный голос.

- Сколько тебе лет было, когда он умер? - спросил меня мой молодой приятель.
- Девятнадцать, - ответила я. - Я училась в институте.
- А мне пять.

И тут я стала смеяться, потому что вспомнила анекдот, о том, почему старая любовница лучше молодой. Ответ в сабже.

Вы спросите, почему я знаюсь с человеком, который задает вопросы поистине космического масштаба и космической же глупости? А может, у него красивая попка. И если мужчинам нравится держать возле себя блондинок-моделей, то мне приятно рассказывать своему знакомцу о Высоцком - пусть потом хвастается перед девушками. Не жалко.