?

Log in

No account? Create an account
по умолчанию

kirulya


Записки аскалонской затворницы

Кируля - явление природы (с) Феруза


Стегальная игла
по умолчанию
kirulya
Кажется, у Андерсена была сказка о штопальной игле. Мне же понадобилась стегальная, толстая с большим ушком.
Скажите на милость, кто сейчас, в наше время, стегает одеяла? Вручную. Помню, мы с мамой стегали: мыли и сушили шерсть, потом раскладывали ее на простыне, и били прутом. Кизиловый гибкий прут свистел, шерсть клочьями повисала на нем, и слово "стегать" расцвечивалось новыми красками. Хотя об этом у меня лучше написано тут.

Итак, я села в машину и поехала в город. Пошла по узкой улочке, прикидывая, в каком магазинчике мне лучше купить иглу. По дороге купила ушки Микки-Мауса, красную бабочку в белый горошек, новый совок и щетку, большую керамическую ложку с коровой на ручке, и поняла, что так я иголку не найду, а деньги все потрачу.

Помня свой принцип "если что-то надо - спроси у Гугля", я зашла в ателье по индпошиву. Да-да, в нашем патриархальном городке сохранились такие с вывеской "подгонка, переделка и починка одежды", и спросила хозяйку, где бы мне купить стегальную иголку. Она посмотрела на меня с недоумением:
- Я здесь 20 лет работаю, но ни разу никому не понадобилось.

И тогла мне пришла в голову мысль:
- Скажите, уважаемая, - сказала я, - помнится, лет 15 тому назад, где-то поблизости была лавка одного старика - он продавал мохеровые нитки. Он еще жив? И тогда он был очень старым.
- Жив! - обрадовалась хозяйка ателье. - Вот, неподалеку отсюда.

Я пошла по направлению, что она указала, зашла в какую-то темную щель и оказалась внутри помещения доверху забитого нитками для вязания. За прилавком сидел старик в шапочке, древний, как библейская смоковница, со слезящимися красными глазами.

- Добрый день, - сказала я. - У меня к вам такое дело. Помните, раньше делали вручную одеяла?
- Ну как же, помню, - оживился он. - Мои родители приехали в Израиль с Буковины. Там у них был магазин, а здесь не было. И отец с матерью стали шить одеяла. И знаешь, все окрестности, весь Аскалон покупал у них одеяла, - гордо закончил он свои воспоминания.
- Мне нужна иголка для такого одеяла, - сказала я.

Дедушка посмотрел на меня, пожевал губами, что-то решил про себя, и полез в шкафчик. Он долго копался и, в конце концов, достал оттуда старую бумажку, потертую на сгибах. Аккуратно, негнущимися пальцами, он развернул ее, и я увидела десяток прекрасных, толстых иголок с большими ушками.

- Такие? - спросил он.
- Ахуеть, дайте две! - сказала я. - Сколько с меня?
- Четыре шекеля, - ответил он. - только не потеряй, на тебе бумажку, положи иголки.
- Спасибо, - искренне поблагодарила я старика. - С праздником!
- И тебя, доченька, - ответил он, и проводил меня до выхода.

На улице стояла хозяйка ателье.
- Купила! - гордо сказала я. - Большое спасибо, что направили к нему.
И я продемонстрировала ей иголки.
- Надо же, - удивилась она. - А мне бы и в голову не пришло, где их можно взять.
- А вы спрашивайте, и вам придет ответ.

Для чего мне иголки, я пока не скажу. Потом.