July 3rd, 2012

пинап - вот я какая

Очень понравилось

Че-то про физический труд напомнило: "Работа на свежем воздухе, сильное загорелое тело, путешествия по всему миру в компании друзей... Галерное рабство - ваш выбор!" :) (отсюда)
Анжела Девис

Страшно ли быть фраером?



Во вчерашнем глупом тесте на распущенность у меня вызвал затруднение один вопрос. Есть ли что, что вы сделали, и о чем вы сожалеете?
Ну, то, что я в детстве не учила языки - сожалею, но это можно наверстать.

И вдруг вспомнила.

Я рассказывала, что поступила в институт в 16 лет, у меня еще паспорта не было - в тот год была реформа паспортов, заменяли тусклые зеленые книжки на яркие красные. И поэтому, я была самой маленькой в группе, хоть и самой длинной и худой дылдой.
Я тут же втянулась в неформальную студенческую жизнь: КВН, студенческий театр и прочее. Тогда-то я познакомилась с Гришей Гурвичем, если кому что-то говорит это имя. За худобу и сование носа не в свое дело Гриша прозвал меня Буратиной.

Однажды мы собрались на квартире одного парня по фамилии Котляр, как сейчас помню, и что-то репетировали.
В конце вечеринки наш неформальный лидер сказал:
- Вот мы тут собрались на квартире у Котляра, потому что у него уехали родители. Ему трудно одному, поэтому если кто-то принесет ему поесть, это будет очень благородно. Давайте установим над ним шефство.

Третьекурсник Котляр не производил впечатление заморенного голодом, но, как уже было сказано, я была маленькой 16-тилетней девочкой, и приняла эти слова, как указ к действию.

Дома мама готовила салат "Оливье" к какому-то празднику. Вы, наверное, знаете, как в 70-х годах собирали продукты на салат: баночка болгарского горошка "Глобус", майонез "Провансаль", консервированные венгерские огурцы - это все покупалось и хранилось по полгода, до праздника.

Я сказала маме, что мне надо отнести салат одному голодному мальчику. Мама кивнула, и наполнила мне литровую банку. У меня была добрая мама.

Нет, вы не понимаете! Вы не знаете, что такое был салат "Оливье" в те времена! И мне совершенно не нравился этот Котляр. Но я хотела сделать доброе дело! Ведь и другие будут шествовать над парнем без родителей.
Я отнесла банку в институт и вручила Котляру, он обрадовался.

На следующей репетиции наш неформальный лидер обвел всех глазами и произнес:
- Знаете ли вы, что только Кируля накормила Котляра?!

Все посмотрели на меня и громко засмеялись. А Котляр сказал:
- Спасибо, Кируля, салат был очень вкусным.
И цыкнул зубом.

А я почувствовала себя фраером.
Дома я ругала себя за наивность, за то, что только я поверила, что этот здоровый третьекурсник умирает с голода, и что я никогда не поведусь на подобные разводы. Я не хочу, чтобы надо мной смеялись! Мне стыдно!

И только сейчас, спустя много много лет, когда я вспомнила эту историю, я задала себе вопрос:
Стоит ли бояться насмешек когда делаешь доброе дело?

И пришла к выводу: не стоит, ибо осознание доброго дела намного приятнее, чем огорчение из-за какого-то там смеха надо мной.

P.S. На фото мне 17.
58 лет

Работа на свежем воздухе, сильное загорелое тело, путешествия по всему миру в компании друзей...…

пурим

Нет, мимо такого я пройти не могу!

Скажите, мои дорогие читатели, какое у вас мнение после прочтения этой фразы:

Девушка соверщенно неаждекватна, причем об этом уже знает весь Израиль :) Было даже немаленькое сообщество забаненных Кирулей, причем там были в основном, очень достойные люди :)

Я ржу, простите за неровный почерк.