October 5th, 2012

58 лет

Напиши сама

Я заказала такси. Вчера такси мне стоило 600 рублей, а водитель был хмурый и неразговорчивый.
Сегодня другой водитель всю дорогу рассказывал мне, что учился в Омске на элитном факультете ГБДТ, в общем, ГАИ, но не смог попасть на хорошее место, потому что у него нет папы - генерала-майора. И вообще, на хорошем месте сидят по два года, пока, наконец, не начинают зарабатывать, как люди, но если не отдавать наверх, то у начальства есть план, сколько надо за год поймать гайцев-взяточников, и можно загреметь.
Спросил, берут ли в Израиле гаишники взятки? Я удивилась, зачем, ведь все в компьютерах прописано, потом не отмоешься.
Когда приехали на место, он сказал, что с меня 700 рублей. Я удивилась и сказала, что вчера я ехала за 600. Его аргумент был прост: мы ехали дольше, чем вчера, хотя он не знал, сколько я ехала вчера.
Тогда я попросила квитанцию на 700 рублей и сказала, что она мне нужна для отчетности. Шофер удивился, потом достал пустой красивый бланк, весь в радужных разводах, как советский рубль, и протянул мне.
- Напишите сами сумму, - сказал он мне. - все равно это формальность.
Так я и осталась с пустым бланком, вспоминая сетования шофера, что вокруг все гаишники взяточники, а вот ему не досталось доходного места.

Знаете, я до сих пор не могу поверить в то, что он не увидел всей абсурдности ситуации. Или это я такая впечатлительная?
58 лет

Не хочу!



Вот этот "царь Петр" зорко выискивал, с кем бы ему сфотографироваться.
Я в это время снимала Александрийский столп, проверяя зум своего фотоаппарата.

Collapse )
58 лет

О хороших людях

Решила я прогуляться - пойти на рынок и купить такое, чего у нас нет.
Сестра объяснила мне, как идти, я собралась и пошла себе.

Иду, вокруг осень золотая, солнышко светит, желтые листья с ясеня падают, водители дорогу на переходе уступают, а я им ручкой машу. В общем, лепота. Иногда дождик капает, под деревом куст ромашек расцвел, на вывеске "Булочная" написано - я млею.

И тут я заблудилась.
Подошла к остановке, и обратилась к почтенной седовласой даме:
- Скажите, как пройти к рынку?

Она стала что-то объяснять про надземный переход: тут подняться, там спуститься, но сестра мне говорила обратное - спуститься по эскалатору в метро, не платить, а сразу выйти в сторону, тут мне и рынок.

Поблагодарила я даму, и пошла искать надземный переход. Не нашла, и пошла на метро - а это еще минут десять пешком.

И вдруг меня кто-то окликает, оборачиваюсь - дама. Бежала за мной, запыхалась.
- Вы не туда пошли! - восклицает она. - Не в ту сторону!
- И вы бежали за мной, чтобы сказать мне это? - восхитилась я.
- Ну... Да, - смутилась она.
- А если я по эскалатору спущусь? - спросила я.
- Но тогда вам надо будет заплатить за проезд и просто перейти на ту сторону.
- Нет проблем, - кивнула я. - Заплачу и перейду, чем снова искать надземный переход.

На эскалаторе я вытащила брелок - миниатюрную книгу "Псалмы Давида" в коробочке и протянула даме:
- Возьмите, - сказала я. - Я из Израиля, а это Псалтырь, вам от меня на память.

Ей было приятно. Она осталась ждать поезда, а я благополучно пересекла станцию и вышла на другую сторону прямо к рынку. Там продавали малину в туесках, белые грибы, которые не темнели на срезе, и толстые свиные ноги на холодец.
Я погуляла, купила кое-что, и вернулась домой. И опять машины останавливались на переходе, и я им махала ручкой. А один подвыпивший дядечка вдруг пошел на меня, улыбаясь и с намерением обнять. Я отшатнулась, а он сказал, что не кусается.

Было хорошо.

Collapse )
по умолчанию

Я тут в борьбу ввязалась



Не успела приехать, как уже попала в движение сопротивления.
Познакомилась с интересными ребятами, и они рассказали мне историю.
Они несколько лет работали фрилансерами, и искали работу через сайт free-lance.ru. А потом сайт изменил политику: теперь заказчик и работник не могут встречаться напрямую и обмениваться контактами - это категорически запрещено. Они должны общаться только через мессенджер сайта и не указывать в нем свои контактные данные. А если все же встретятся вне сайта, то бан и надо заново составлять анкету.

Вот, что они пишут:
Работодатель желает общаться с работником, в свою очередь и работник - с работодателем Каким им удобно способом. Прогресс позволяет нам это делать как сегодня - по телефону или в аське, по скайпу, а может, обсуждать все на личных встречах. Но фри-ланс.ру, самая крупная биржа, которую многие из нас использовали для поиска удаленной работы, нам это... запрещает. Без предупреждения, без "объявления войны" ресурс приказал всем без разбору впредь предохраняться, не занимаясь незащищенным сотрудничеством,
Популярная биржа запретила пользователям обмениваться контактными данными, в новых правилах предлагая общаться заказчику и исполнителю в режиме премодерации, и теперь вся работа на сайте будет осуществляться через платный сервис "Сделка без риска". Не то, мол, ай-йа-яй - пригрозил фриланс.ру своей загребущей клешней. Без выбора.
Новость на Lenta.ru
Пост на Хабрахабр
Обсуждение на Cерчь - форум

Что же нам предложили взамен? Да ничего - просто встречи вслепую и тут без обсуждений.

Полностью читайте тут.
Мне эти ребята симпатичны, поэтому я и запостила новость.
по умолчанию

Как важно ходить в синагогу (вместо пятничного поста)

Помните, как я неделю назад ходила в московскую синагогу и там выпендривалась?
Довыпендривалась!

Рассказываю.

Сегодня утром звонок и приятный мужской голос спрашивает:
- Я говорю с Кирулей?
- Да.
- С вами говорит раввин такой-то из московской синагоги. Мы может встретиться по важному делу? Приходите на встречу в ресторан московского общинного центра. Я буду в черном и с бородой.

Пришла. Не обманул - действительно, в черном и с бородой, как и десяток других.
Сели за столик, и он меня спросил:
- Скажите, у вас есть израильское гражданство?
- Да.
- И вы постоянно живете в Израиле?
- Да. А к чему эти вопросы? - удивилась я.
- Каков ваш уровень владения ивритом?
- Как родной.
- Вот вы нам и нужны! - воскликнул он.
- В Москве мало израильтян? - спросила я.
- Нет, немало. Но они либо давно живут в Москве, либо плохо говорят на иврите, либо не говорят по-русски. А в вас сошлись все требуемые качества.

- Да объясните, наконец, в чем дело! - не выдержала я.
- Девятого октября ночью приезжает делегация Кнессета, и им нужен переводчик.
- У вас нет переводчиков?
- Есть, но они не имеют права работать. А вы можете.
- Милый мой, - возмутилась я. - Я хоть и атеистка, но не позволю делать из себя шабес-гоя.

- Нет-нет, что вы! - замахал он руками. - Вы совсем не так меня поняли. И это только потому, что вы атеистка. Позвольте вам объяснить. Израильтяне празднуют один день окончание праздника Суккот, а евреи за пределами Израиля - два дня. Поэтому произошла накладка. Те, кто покупал билеты для членов Кнессета, не подумал об этом. Она там у себя, в Израиле, отпразднуют, вечером сядут на самолет и прилетят. Но нам-то, евреям в диаспоре, нельзя еще один день работать. Мы не можем брать грех на душу и предлагать евреям-переводчикам, постоянно живущим в Москве, работать в "йом тов", то есть в выходной, когда заповедано отдыхать. А вы можете. Вы - израильтянка и живете в Израиле.

- Не могу, - покачала я головой. - Я улетаю.
- Отмените! Перенесите билет! Мы оплатим издержки, пришлем за вами БМВ с водителем, заплатим вам хорошие деньги за день перевода. Да и что там переводить? Здравствуйте, как дела, дружба-фрондшайфт. Госпожа посол опять же будет присутствовать.
- Насколько мне известно, - сказала я, - госпожа посол говорит на русском и иврите лучше меня. Никак нельзя, чтобы она помогла?
- Никак, - вздохнул он.
- Извините, - сказала я. - У меня ёлки. Не могу, мне вечером на работу в Израиле. Я слово дала.

И ушла.
Знаете, даже если бы я захотела, то не смогла бы такое придумать.
На самом деле я бы могла задержаться. Но я очень соскучилась по детям и внучке.