November 13th, 2012

58 лет

Послесловие

Нет сил отвечать, хочу смеяться, и даже хулиганить - настроение такое.
Большое спасибо тем, кто написал в пост о ракетах. Я все прочитала, и так же, как и вы, надеюсь, что все закончится быстро и бескровно.

Хотя почему-то вспоминается священник из фильма "Омен" - у него дома все стенки были оклеены иконками, но в конце концов его настигла смерть от падающего стекла.
58 лет

Бабушкины средства



Перед вами две чашки, из которых я пью чай. Правая вымыта моющим средством, левая - содой. Губка для мытья одна и та же.
Причем, совершенно неважно, чашки моются в раковине руками, или в посудомоечной машине с таблетками и средством для блеска. Вид они имеют одинковый - правый.

Кто подскажет, что делать, чтобы не тереть до блеска содой каждую тарелку и чашку?
солдатка

Вот, что происходит



Понимаешь, я ведь только хотел купить тебе какао в садик, сыночек, но сейчас будет большой бум, и знай, что папа любит тебя и пытается тебя защитить от плохих дядек-террористов, которые хотят нас убить.

Фотографии взяты из сообщества в ФБ "Народ Израиля жив"
Collapse )
Дуэнья

Щедрое предложение

Только что звонок.
- Я говорю с Кирой Геннадьевной? - спросил старческий голос.
Я удивилась, меня так уже 22 года не называли. Ладно, пусть так.
- Да, - ответила я.
- Меня зовут Мордехай Соломонович Шнипельзон, и я - литератор.
- Очень приятно.
- Я прочитал о вас в Википедии. (ага, работает, только вот как?), и хочу представиться. Я написал много книг - они все есть в библиотеке Мошкова. Да что говорить - пойдите и почитайте. А то другие только союзы писателей создают, в Израиле их уже тринадцать, а я только пишу. Я даже знаком с одним крымским писателем-фантастом из Реховота (ау, писатель), он очень меня ценит.

- Что вы хотите, чтобы я для вас сделала? - спросила я, чтобы остановить поток бессознательного из пожилого человека.
- Я ничего ни от кого не хочу! Я - предлагаю!
- Слушаю вас.
- Вы переводите на иврит, пишете сами, вас издают.
- Да.
- Я предлагаю вам перевести на иврит мои рассказы и отдать их в израильское издательство. Имя на обложке мое, гонорар, так и быть, вам.

- А почему бы мне не делать тоже самое со своими рассказами? - спросила я, как истинная еврейка, отвечая вопросом на вопрос. - И имя на обложке, и гонорар - все мое.
- Нет, но вы ознакомьтесь с моими рассказами! И вы поймете, почему их надо перевести. Я пишу литературу 21 века!
- Давайте так. Я, действительно, занимаюсь переводами. Мои расценки таковы. Качество гарантирую. А потом вы сами будете отдавать переводы в израильские издательства.
- Ах вот вы как! Все, давай, до свиданья!

И повесил трубку.