March 13th, 2014

50-розовая

Улыбайтесь, это всех раздражает

Очередь к врачу я заказываю по интернету. И всегда натыкаюсь на кучу пришедших без заказанной очереди. Но я всегда стою на своем и говорю, что я заказала очередь, и войду в свое время, а кто не позаботился сделать то же самое, пойдет после меня. Говорю я это твердо, громко и захожу в свое время. Речь, конечно, не идет о срочных случаях, когда видно, что человек с температурой или еще как-то. В основном, без очереди приходят пожилые люди, которые на пенсии. Все русскоязычные.

Итак, прихожу я сегодня за рецептами, вижу, сидят четыре человека.
- Добрый вечер, - вежливо говорю я. - Скажите, пожалуйста, чья сейчас очередь?
- За мной будете, - сумрачно говорит пожилой дядька.
- Простите, - снова вежливо говорю я. - Я не спрашиваю, за кем я. Я спросила, кто сейчас зашел, на какое время у него очередь?

- А у вас на какое? - заинтересовалась женщина помоложе.
- На 6 часов (на часах без трех минут шесть).
- А звать вас как?
Я ответила.
Женщина подошла к списку на двери и проверила мое имя.

- Не верите, значит, - вздохнула я.
- Я никому не верю, - зло ответила она.
- Странно, а я верю людям. Это приятнее. Так есть кто внутри?
- Нет никого, - бросила она.
Я удивилась, но поблагодарила, шагнула к двери, открыла ее, и... У врача сидела старушка.

Я извинилась, закрыла дверь и обернулась. И что я увидела?
Четверо сидящих в очереди издевательски смеялись, глядя на меня.
- Ну что? - сказал мужчина из очереди. - Вот вы верите людям, а она нет. И правильно делает.
- Знает, - я взглянула ему прямо в глаза и отчеканила: - мне не стыдно, что я поверила этой женщине.
Потом я повернулась к ней и тем же жестким тоном сказала:
- Это вам должно быть стыдно оттого что вы солгали!

Тут дверь открылась, старушка вышла, а я вошла. Немного поболтала с врачом, у которого два дня назад родилась внучка. Мы посмеялись, я получила свои рецепты и вышла, не успев стереть улыбку.
- Хотела бы я иметь такое детское отношение к жизни, - хмуро сказала женщина.
- Что вам мешает? - я пожала плечами. - Всех вам благ и здоровья.
И ушла.

Вот скажите мне, пожалуйста, почему это произошло? Я ничего не нарушила, я делала все по инструкции. Я заказала очередь по интернету. Я пришла вовремя. Я вежливо разговаривала. И получила заряд ненависти от незнакомых людей.
50-бусы

Улыбайтесь, это никого не раздражает

Тоже сегодня произошло. Если не расскажу - лопну.
Итак, перед врачом я ходила на почту за очередной посылкой с Ибея.
Полный зал народа, все с электронными номерками, на табло высвечивается номер, большие экраны, никто не ругается, все сидят, ждут, смотрят на табло с циферками, как бандерлоги на Каа. В общем, благодать в воздусях.

И тут заходит здоровый дядька восточной наружности с седыми пейсам и с палочкой. И звучным голосом возвещает:
- Братья евреи! Вы - моя искупительная жертва! Я пришел платить за электричество, ибо нет у меня в доме ни света, ни горячей воды из бойлера, ни тепла из электрокамина.

Очередь оторвалась от экранов с циферками, как-никак бесплатное развлечение, и стали наперебой ему советовать взять номерок, посидеть, как они сидят, и вообще все тут ждут заплатить,. Все это было сказано не агрессивно, а так, словно он не знал, где номерки брать, а ему подсказали.

Дядька не унимался:
- Вы меня не поняли! Мне свет отключили, мне холодно! Я сижу в темноте. Ко мне соседка зашла, мне перед ней стыдно! А в счете написано: немедленно! Вот я и пришел! В дождь и град!

Тут стали раздаваться голоса, мол, пусть идет без очереди, словно все остальные пришли по солнышку. Дядьку пропустили к заветному окошку, он стал тоже самое говорить работнице почты,но та его остановила:
- Слушай, не мешай работать. Тебя пропустили, стой и молчи!
- Я не могу стоять и молчать, когда у меня такое несчастье! Мне за неуплату отключили электричество! А на дворе гроза! И скоро Пурим!

Наконец работница протянула ему оплаченный счет, он потряс им в воздухе и провозгласил:
- Я иду домой! Туда,где светло и тепло! И напьюсь, чтобы не отличить Мордехая от Амана!
- Соседку не забудь позвать, - крикнул кто-то из очереди.

Стоит ли добавлять, что все это было на иврите?