October 5th, 2015

по умолчанию

Для меня бруклинские поездки по стране стали открытием, как для Хрущева свадьба дочери товарища…

по умолчанию

Продолжаю про бруклинский автобус. Проезжаем по берегу Атлантического океана, видим большой…

по умолчанию

Коммент дня

Коммент дня сегодня принадлежит logos. Она написала:

Да, Кируля, колоритная сценка.

Впрочем, за столетия ничего не изменилось. Александр Бенуа в своих воспоминаниях описывал путешествие за границу 1896 г., в котором его семью сопровождала безграмотная служанка, крестьянка Аннушка. Мемуарист рассказывает, как поезд пересек границу, за Эйдткуненом замелькали красочные картинки Восточной Пруссии – «олицетворение благополучия и плодородия».

«Аннушка, однако, не выражает никакого удивления от той разительной перемены, что произошла, как только по невзрачному мостику мы перебрались через границу (я ей объяснил, что мы покинули Россию, что началась новая страна, что это Германия, что живут здесь немцы), и как будто совершенно безучастно… поглядывает в окно. И вдруг лицо ее оживляется, рот расплывается в широкую улыбку, и она, провожая глазами что-то мчащееся мимо, произносит фразу:

«Ну и немцы! Картошку и ту копать не умеют! Нешто так копают картошку?»

Эти слова нашей неграмотной деревенщины поразили меня чрезвычайно, – до того я в них почуял нечто характерно русское, что они запомнились мне на всю жизнь. Не сказался ли в них русский человек и все его отношение к чужеземцу? к немцу? Даже будучи полным невеждой, он уже с колыбели презирает все «немецкое», все «не-русское», он все лучше знает и потому учиться не желает. Устами Аннушки говорила тогда не она, а говорил целый народ – народ, не поддавшийся ни дубинке Петра I, ни муштре Аракчеева».
по умолчанию

С душой

Я сегодня видела то, что не видела в своей жизни никогда! Передо мной раздевались католические священники.

Только что в аэропорту дежурный предложил всем снять туфли, ремни и жакеты. И вдруг около меня оказались четверо священников в черном, с характерными белыми воротничками.

Они, немного смущаясь, сняли пиджаки, потом ремни, потом стали стягивать кресты. У одного из них цепочка оказалась железной, у другого - из деревянных бусин, но охранник сказал, что он может надеть крест. Потом они сняли обувь, и пошли в будку для просвечивания.

Ведь они святые отцы, могли бы и пропустить их, ан нет, до крестов просветили. Что сказать, американцы, бездушные люди. Не то, что наша, израильская девушка. Она расспросила меня откуда я, да как зовут моих детей, и сколько они служили в армии. Очень мило поболтали на проверке багажа.

А тут такой стриптиз...