May 4th, 2016

пинап - сексапильная

Анекдот на ночь

Однажды в кабинет председателя правления юридической фирмы "Финкельштейн, Левин, Коган и Коган" приглашаются по одному все соучередители. Только молодой сотрудник фирмы Берни Шмуклер сидит в приемной и нервничает.

Наконец, секретарша, мисс Гринберг, пышная блондинка с грудью четвертого размера, приглашает Берни войти в кабинет.

Берни заходит в кабинет и видит председателя правления Финкельштейна, и сидящих за столом Левина, Когана и Когана. Все они серьезно смотрят на него. У Берни подкашиваются ноги.

- Господин Шмуклер, - строго говорит Финкельштейн, - скажите, вы спали с нашей секретаршей, мисс Гринберг?
- Что вы! - ужасается Берни. - Как можно?!
- Вы точно уверены? - спрашивает Левин.
- Конечно! - убежденно произносит Берни.
- Если вас об этом спросят в суде, - спрашивает Коган.
- Вы сможете поклясться на Торе? - спрашивает другой Коган.
- Да, смогу, - кивает Берни.

- Очень хорошо, - говорит Финкельштейн. - А теперь вы выйдете за дверь и сообщите мисс Гринберг, что она уволена.
50-розовая

О храме и дантисте

Мой дантист известный балагур. Я уже не раз постила его байки. Вот еще одна.

Приехали к нему приятели из Москвы. Ну, как положено, он их усадил в машину, повез в Иерусалим, в старый город. Москвичи оказались не то воцерковленными, не то просто модными. Они захотели пойти в Храм Гроба Господня, да не только в храм, но зачекиниться в кувуклии.

Вы себе представляете, что бывает в этом месте накануне Пасхи? Я расскажу. Кувуклия - это такая небольшая каменная юрта стоящая внутри ротонды, большой каменной юрты. Вход в кувуклию один. Окон нет. Прямо от входя начинаются заграждения с надписью "Полиция Израиля". Внутри заграждений очередь по четыре в ряд. Я помню время, когда не было такого ажиотажа, и в кувуклию можно было зайти просто так, без очереди. Тогда я там внутри и была. Пахло ладаном и торчали пластмассовые цветочки. Но сейчас надо выстаивать часами, особено перед Пасхой.

И вот мой дантист сотоварищи вошел в ротонду и увидел столпотворение. А москвичам НАДО. У них иконки неосвященные, у арабов при входе в храм купленные. Дантист предложил им положить иконки на камень, на который Христа опустили, когда с креста снимали, но москвичи, увидев целующих камень нигерийцев или конголезцев в цветастых тюрбанах, почему-то отказались. Наверное, почувствовали подделку: этот кусок гранита меняют каждые пять лет - он стирается от поцелуев.

Тогда дантист рещился. "Пошли!" - сказал он москвичам, и направился прямо ко входу в кувуклию. По дороге он засунул руку в карман, и вытащил белую шелковую кипу, украшенную золотым шитьем, он ее купил специально для того, чтобы у Стены Плача надевать. Там, конечно, кипы выдают, но он же дантист, гигиену блюдет.

На входе его остановили, да и очередь взволновалась, кричать стала: "Куда? Вас тут не стояло!" На что корпулентный дантист громко сказал, показывая на кипу: "Граждане, вы что, не видите, что я еврей? Когда это один еврей к другому в очереди стоял?"

И они зашли в кувуклию. Народ безмолствовал.
по умолчанию

Шум давар

Эпиграф:
Лекция в университете.
Профессор: В английском языке двойное отрицание означает утверждение. В русском языке двойное отрицание означает
отрицание. Но нет ни одного языка, в котором двойное утверждение означало бы отрицание.
Голос с задней парты: Ну да, конечно...

У меня урок иврита. Тема "двойное отрицание". Проходим выражение "шум давар". Ученица путается, не понимает, что это такое. Я бьюсь, бьюсь - не выходит каменный цветок.

Не помогает ничего. Тогда я сказала:
- Значит так, "шум давар" - это "ни хрена".
И знаете, дальше пошло хорошо. Без ошибок.
по умолчанию

Обалдеть!

Вы себе не представляете, что сейчас было!
Сижу, туплю в ФБ.
Вдруг мне по глазам бьет ярко красный луч. Как лазер.
Я вскакиваю, отодвигаю жалюзи, и... путаясь, надеваю штаны и бегу на улицу.
Фотографирую небо.
Проходит группка парней и тоже смотрит на небо.
- Вай, красота-то какая! - ахает один из них.
- Правда, красиво? - спрашиваю я.
- Да, - соглашаются они и улыбаются.
А если бы не я с фотоаппаратом, никто бы из них не посмотрел бы на небо.



Еще три под катом.
Collapse )