July 11th, 2017

по умолчанию

Икигай

Второй час ночи, я пакую камешки. Их много, надо все разобрать. Куда нитку, куда монетку, на чье имя открытку. Это дело требует сосредоточения, практически, медитация. Ошибиться нельзя, ноосфера не поймет.

Люди мне пишут огромные письма, на две страницы формата А4, описывают свою жизнь. Я отвечаю. Иногда по Скайпу.

И сегодня произошел смешной случай. Человек, который захотел камешек, там, у себя, заграницей, изучает иврит. А ко мне обратился, не зная, чем я занимаюсь в свободное от камешков время.

Ну как объяснить людям, что я посылаю камешки, потому что это миссия. Преподаю иврит и компьютеры, потому что это работа. Пишу книги - потому что это призвание. Блогерствую, фотографирую, путешествую и кулинарю - потому что это страсть.

А все вместе - ИКИГАЙ.

Чего и вам желаю!

по умолчанию

Все-таки прелестно жить в провинции у моря. Идешь, здороваешься. Желаешь доброго утра. Если кто…

по умолчанию

Привет, ****, Я прочитала все, что ты сказала, потом запостила главное из твоей истории, и получила…

бабское

Вопрос и ответ

Рассказываю историю, на которую получено разрешение.

Рассказываю своими словами, потому что переписка в мессенджере велась в течение нескольких дней, так что лучше я опишу вкратце.

Пишет мне женщина, просит камешек на разрешение ситуации. Я спросила, может ли она рассказать, что за ситуация, и она написала:

Здравствуй, дорогая Кируля, у меня вот такая беда в семье… Мне, как и тебе, за 50, мужу 57. Он хорошо выглядит для своих лет, на даче ездит на велосипеде. Он – профессор в одном из старинных питерских вузов. Я – преподаватель русского языка, работаю редактором на радио.

Знаешь, молоденькие студентки всегда были моей болью. Они вешались на мужа, отдавались за зачет или экзамен. Он пользовался, я узнавала об этом от его коллег с кафедры – у них нам змеиное гнездо и, когда мы встречаемся на общих посиделках, они не преминут сообщить мне, что у моего благоверного новая пассия.
Collapse )
по умолчанию

Бунт на корабле

У меня был очень тяжелый рабочий день. Я начала новую группу. Начальница меня предупредила, что я прихожу посреди курса, заменяю учителя, которого уволили.

Ну ладно. Прихожу, поднимаюсь в класс, 17:00, никто не входит, все сидят внизу. Проходит семь минут, я спускаюсь и спрашиваю, в чем дело, разве вы не хотите учиться?

И тут на меня обрушивается шквал! Я говорила, что восточные люди добрые и отзывчивые. Но в гневе они страшны. Рёв в десятки децибел, что они не хотят учиться в таких условиях и требуют вернуть старого преподавателя, которого уволили, и вообще сегодня пост и надо уважать чувства верующих.

Я стою посреди этого тайфуна, не знаю, что сказать. Они требуют генерального директора, начальника колледжа, ответственную за курс, и всех готовы разорвать!

Что я делаю? Я вспоминаю, что я инженер-электрик, незаметно подхожу к распределительному щиту и вырубаю электричество. Кондиционеры перестают работать, компьютеры тухнут, комната погружается в полумрак.

Рёв тут же переключается на "где завхоз?" и "мы умрем тут от жары!" Я стою посреди класса и хлопаю глазами.

Прибегает завхоз, полчаса ищет причину, наконец, врубает все электроприборы. Ученицы устают орать, и я говорю:

- Кто не хочет учиться, может тихо сидеть и играть в судоку. Те, кто хочет, получат сегодня от меня приватный урок.

И стала объяснять, как написать красивыйт текст в Ворде.

Учились все, ушли, улыбаясь, сказали, что я "хамуда" - прелесть. Вот такой у меня первый день в новой группе госслужащих.