September 14th, 2017

по умолчанию

Анекдот на ночь Послереволюционное время. Рабинович Моисей Давидович назвал сына Иваном и с…

по умолчанию

Мои желтые перчики дают фиолетовые цветы. Потом они превращаются в фиолетовые перчики, потом в…

по умолчанию

У меня маленькая квартира, и за последний месяц я немного занялась инфраструктурой. Поменяла…

по умолчанию

Может быть я этот пост сотру. Но сейчас я киплю, то есть кипела два часа назад, потом заказала себе…

по умолчанию

О сценарии

В 1999 году я написала детектив "Смерть пилигрима". В нем моя героиня расследует убийство ученого, расшифровавшего апокрифы первого века нашей эры.
Предлагаю отрывок:

Да… Тяжеленная работа. Программа не справлялась, выдавала абракадабру. Мне приходилось заново, еще и еще вносить данные, пока, наконец, на экране не показалось нечто удобочитаемое. Там было следующее:

„… сохранился великолепный кусок текста — плач Марии Магдалины по Христу. Его эротический накал не уступает „Песнь песней“. Магдалина скорбит по возлюбленному, описывает его тело, самое красивое для нее, его глаза, понимающие и проникающие. Видимо, она испытывала оргазм только от того, что находилась рядом с ним. Иначе, как понять следующее выражение: „Когда ты смотрел на меня, возлюбленный мой, в груди моей зажигался огонь и спускался все ниже и ниже, пока не охватывал чресла мои ослепительным пламенем. И горела я, и растворялась в тебе, и душа преисполнялась радостью и облегчением…“»

— Согласна с Марией, — сказала я, прочитав этот отрывок, действительно, похоже на оргазм. Смотри, Денис, она пишет: «облегчением…» — это именно то состояние, которое наступает после.
— Ага, — хмыкнул он, — а я думал, апатия…
— Вредный ты и циничный! Тут девушка страдает, а тебе хоть бы хны.
— Что-то я не заметил, что она так уж страдает, наоборот, ей очень даже приятно.
Мы стали читать дальше.

«… умастила его раны мирром и надушила благовониями. Запеленала тело его в самое тонкое полотно, подаренное мне за работу мою купцом с Крита. Ничего не жалко для тебя, возлюбленный! Сердце мое разрывалось от жалости к тебе и к себе. Ведь ничего у меня от тебя не останется. Ни ребенка, ни взгляда глаз твоих, ни речей твоих ласковых…
И когда бдела я ночь над телом твоим и не было никого вокруг, только темнота и тишина, отрезала я прядь волос, длинную и нежную, и спрятала у себя на груди. А когда пришли женщины утром, то вышла я к себе и спрятала прядь в цисту и закрыла крепко.»

Никто не хочет создать фильм о канонизированной святой? Я так и быть, напишу сценарий.