July 4th, 2019

по умолчанию

Размышления об эфиопском бунте - 1

О том, что эфиопы - евреи, я узнала в 1991 году. Я тогда уже несколько месяцев жила в кибуце, и однажды увидела, как радуются люди в столовой: "Везут братьев!"

Немного предыстории. Я приехала в Израиль тогда, когда готовилось вторжение в Ирак сил коалиции в защиту Кувейта. Израиль в этом не участвовал, но 17-25 января 1991 года иракская армия успела выпустить по Израилю 39 ракет «Скад» советского производства, причем Саддам грозился, что эти ракеты будут химическими. Израильтянам раздали противогазы, и во время атак мы сидели в герметизированных комнатах. Я была беременной и радовалась этому, иначе пришлось бы младенца прятать в противогаз - аквариум.

Так как в антииракской коалиции участвовали арабские страны, то они предупредили США: если Израиль выпустит по Ираку хотя бы одну ракету, мы из коалиции выйдем. И Америка сказала Израилю: "Сиди тихо и не рыпайся, я сама всё сделаю. Вот тебе противоракеты Патриот, и будет с тебя".

Израиль сидел тихо. Рядом воевали, а нам было запрещено. Наконец, война закончилась, и общее состояние страны на тот момент было депрессивным. Как же так, сидим, как оплеванные. В нас стреляют, а мы даже ответить не можем. Надо что-то предпринять, чтобы поднять боевой дух.

Эта операция выглядела как реванш. 24 мая была организована операция, в течение которой за 36 часов было вывезено 14 325 человек. Она получила название "Операция Соломон" или "Мивца Шломо".

Израильтяне радовались: "Мы молодцы! Мы спасли евреев! Мы герои!" На фоне этого ежедневное рутинное прибытие русских евреев по 500-800 человек в день, их расселение и устройство их жизни никого не интересовало. То, что прибывают образованные специалисты, а не люди, которые выбрались прямиком из отсталой страны, не считалось преимуществом. "Эфиопы - они тихие и милые", - говорили израильтяне. В них бешено играл патернализм.

Как-то у меня произошел разговор с одной кибуцницей.
- Вы, русские, приезжаете, и среди вас полно гоев, - сказала она мне. - А у меня дочь, я ее выдам только за еврея.
Я хмыкнула:
- Вон сколько эфиопов привезли. И все евреи. Чем не женихи для твоей дочери?
Она зло на меня посмотрела и отвернулась.

А дальше начались проблемы...
(продолжение следует)
по умолчанию

Размышления об эфиопском бунте - 2

начало тут

Дальше стали думать, что делать с эфиопами. Их поселили в центрах абсорбции, где было установлено правило: жить не более года. Потом иди куда хочешь. Но не для эфиопов. Это русских ставили перед фактом. Эфиопы - бедные, и им идти некуда. Русские шли в министерство абсорбции и просили социальное жилье. Его было мало.

В 1994 году я стала работать в министерстве абсорбции. Критерии получения социального жилья были такие: матери-одиночки, пенсионеры, инвалиды. Но к нам стали толпами приходить молодые здоровые парни-эфиопы от 18-ти и больше. Требовали квартиры. Как им не объясняли, что они не подходят под критерии, они не понимали, и продолжали требовать. И только спустя некоторое время я поняла, почему это происходило: в Эфиопии есть обычай. Когда сыну исполняется 18 лет, его выгоняют из дома. Он уже взрослый и должен жить сам. Там все просто: сын берет глину, ветки и строит себе мазанку-приставку к дому родителя. Там, как бы отдельно, и живет.

Но в Израиле невозможно пристроить мазанку к комнате в центре абсорбции. А родители не понимали: завещано обычаями выгонять из дома в 18 - иди куда глаза глядят, даже несмотря на то, что изменились обстоятельства.

И вот приходит ко мне на прием парень-эфиоп. Интеллигентное лицо, опрятно одет в брюки и рубашку, на шее крестик. Просит квартиру. Я ему говорю, мол, милый мой, ну, не подходишь ты по критериям. Он:
- Что же мне делать? Мне 18, скоро в армию, а пока мачеха, это вторая жена отца, не разрешает мне открывать холодильник и выгоняет из дома.
- Как же ты живешь?
- Даю уроки английского.

Я ответила, что опишу его просьбу и подам прошение начальству. Он ушел. А моя коллега, сидящая напротив, сказала мне:
- Парень - христианин, правда?
- Да, у него на шее был крестик.
- Эфиопия - единственная страна в мире, где у христиан, по статистике, образование лучше, чем у евреев.
- Это как, удивилась я.
- Дело в том, - сказала моя коллега, что Эфиопия с древности христианская страна, и ее жителей никогда не забирали в рабство. Когда приходили скупщики живого товара, эфиопы говорили, что они - христиане, и их оставляли в покое. Потом в Эфиопию зачастили итальянские миссионеры. Они строили большие общественные места, церкви, школы. К ним шли учиться дети христиан, потому что других школ не было. А евреи хватали своих детей и уходили вглубь пустыни, чтобы итальянские миссионеры не научили их детей чему-то плохому. Потому-то фалаши (эфиопы, исповедующие иудаизм), такие отсталые. Они просто ничему не учились. А на священном языке геэз говорят только их религиозные деятели.

Здесь, в Израиле, эфиопскими детьми вплотную занялась религиозная партия североафриканских евреев. Детей забирали из семей и отправляли в интернаты. Там их кормили, прививали какие-то социальные навыки, и обучали Торе. В обычных школах эфиопов почти не было.

И вдруг оказалось, что в эфиопской общине высокий уровень заболевания СПИДом, туберкулезом и гепатитом. Первый их протест начался из-за крови.

(продолжение следует)
по умолчанию

Понаехали!

Сижу в аптеке, у меня рецепт на одно лекарство, поэтому очередь движется быстро. Очередь на несколько лекарств стоит на месте. Одна женщина, типичная советская тетка, стала возмущаться:
- Да что это такое! Уже сорок минут номер не меняется.
И так она бубнила в голос, что фармацевт, по виду бедуин, недовольно сказал:
- Тишина, пожалуйста.
- Тетка разъярилась:
- Да, это только этим, ч... эфиопам, можно кричать и скандалить, а нам?
На нее зашикала другая женщина, сидящая рядом.

Вот вам признаки гражданского неповиновения, расизма и обидчивого сравнения. Так что если кто из русских и полезет на баррикажы, это будут вот эти тетки, размахивющие кошелками. С криками: "Понаехали тут! Нам положено!"