Кируля Аскалонская (kirulya) wrote,
Кируля Аскалонская
kirulya

Categories:

Ретро-детектив-1 (24)

Начало Предыдущая часть

* * *
Аполлинария Авилова, N-ск – Юлие Мироновой, Ливадия, Крым

Милая Юлечка, вот и подошла к концу драма, о которой я тебе рассказывала. Попробую восстановить в памяти все перипетии этой истории.
На следующий день после того, как я написала тебе письмо, должно было состояться отпевание графа Кобринского в церкви при монастыре Успения Богородицы. Я заехала за отцом, и мы, взяв мою горничную Наташу (она очень хотела посмотреть на церемонию), отправились в церковь.
Гроб Викентия Григорьевича стоял на возвышении, и когда мы подошли, то увидели, что над ним уже читают панихиды и литии при стечении огромной толпы всех сословий. Отпевание покойного совершали владыка Сергий, митрополит Тверской и Саранский и викарный епископ Мелхиседек. Весь свет N-ска, аристократы и чиновники, купцы и мещане были здесь. Рядом с гробом сидела безутешная Мария Игнатьевна, вся в черном, и уже не плакала, а только закрывала лицо платком. Митрополит бубнил густым басом:
– Раб Божий Викентий сын Григорьев, невинно убиенный, завещал нам жить в благочестии и в страхе Божием, быть верными и послушными сынами православной церкви, хранить со строгостию уставы, как хранил их усопший… Во веки веков аминь!
Голос священнослужителя плыл над облаками ладана, отдаваясь гулким эхом, трещали свечки, вокруг кланялись и осеняли себя крестным знамением. Я тоже перекрестилась, но что-то в моей душе мешало мне отдаться благолепию происходящего, уж слишком таинственной фигурой был Викентий Григорьевич, чтобы считать его новопреставленным ангелом.

Сзади послышался шепот: «Я тут, Полина». Не обернувшись, я кивнула и снова перекрестилась, Николай был подле меня. Он тихо поздоровался с Лазарем Петровичем и зажег свечку, наклонив ее над моей.
При выносе гроба тысячи людей с открытыми головами и слезами на глазах творили молитву, а люди Марии Игнатьевны плакали навзрыд – по моему разумению, им было жалко хозяйку, убивающуюся от горя, больше, чем самого графа, которого они совершенно не знали. Многолюдная процессия сопровождала гроб на Варсонофьевское кладбище, несмотря на снег и сильный ветер, от которого мерзли щеки и приходилось топать ногами, чтобы согреться. На кладбище, после литургии, всем предложили подойти попрощаться с усопшим. Мы с Николаем подошли тоже. Викентий Григорьевич лежал, усыпанный цветами, заледеневшими на ветру, одетый в свой мундир географического общества, только рубашка была другой, с воротником, наглухо прикрывающим шею. Желтоватая кожа обтянула скулы, а на лбу не таяли снежинки. Я не поцеловала покойника в лоб, как это делали другие, а, перекрестившись, отошла в сторону.
А к гробу все подходили и подходили люди. Двигаясь совершенно одинаково, поклонившись и перекрестившись, они уступали место следующим за ними. Мария Игнатьевна скорбно сидела на складном стульчике в ногах покойного. Священник монотонно читал молитву, помахивая кадилом.
И вдруг медленно текущая церемония изменилась. Один из тех, кто наклонился над покойным графом, засунул в гроб руку и стал там что-то разыскивать. Тетушка увидала это первой и возопила:
– Что ты делаешь, аспид?!
Аспид поднял голову, и я увидела, что это учитель ботаники из настенькиного института. Именно на него я подумала, что он убийца, когда писала тебе прошлое письмо. Не была уверена, но сейчас…
Продолжая шарить в гробу одной рукой, другой он достал пистолет и принялся наводить его на толпу. Люди отшатнулись, Мария Игнатьевна ахнула, а священник взмахнул кадилом да так и застыл на месте соляным столпом. Я подумала, что было бы лучше, если владыка размахнется и стукнет преступника по голове, но этого не случилось.
Николай не растерялся, он заливисто свистнул и закричал:
– С флангов обходи мерзавца! Держи его! – потом схватил меня в охапку и ринулся в сторону, в защиту деревьев, так как учитель ботаники нацелился в нашу сторону и выстрелил. Раздался крик, и все вокруг повалились на мерзлую землю.
Преступник вытащил руку из гроба, лицо его исказилось злой гримасой, он несколько раз быстро глянул по сторонам и бросился бежать меж могил. Многие бросились было в погоню, но еще пара выстрелов из пистолета отрезвила их, и они вернулись. Я сожалела, что на кладбище не было полиции.
– Николай Львович, не надо, – я ухватила своего штабс-капитана за рукав, намеревавшегося преследовать преступника. – Пойдем лучше к Марии Игнатьевне, ей нужна помощь.
Тетушка упала со складного стульчика и лежала в снегу. Мы подняли ее, я легонько похлопала ее по щекам. Она посмотрела на меня безумными глазами:
– Это бомбист, Полина, он подложил бомбу в гроб. Она взорвется в могиле!
– Не беспокойтесь, мадам Рамзина, сейчас проверим, – успокоил ее Николай, и прах несчастного графа снова был потревожен: тщательно порывшись, мой бесстрашный кавалер ничего не нашел, кроме хладного трупа.
Конец церемонии был скомкан – гроб опустили в землю возле могилы статского советника Рамзина, мужа Марии Игнатьевны. Теперь тетушкина мечта исполнилась – она будет рядом и с мужем и с другом сердца, хоть и горько об этом говорить.
Лазарь Петрович увез Марию Игнатьевну домой в ее карете, запряженной двумя орловскими рысаками. Она все бормотала: «Бомбист, могила взорвется, Викеша…», а отец, поддерживая ее, послушно поддакивал.
Мы остались одни, и я спросила Николая:
– Что ты нашел в гробу?
– Ничего. Кроме тела и окаменелых на холоде цветов, больше ничего. – Он пожал плечами. – Знаешь, Полина, где-то я его видел.
– Неужели ты его не узнал? – я всплеснула руками. – Это же учитель ботаники из института благородных девиц, я тебе его показывала. Иван Карлович Лямпе, из немцев.
– Не помню, – он улыбнулся. – Я все же не могу понять, зачем он там шарил? И он ли убийца? С виду обыкновенный немчик, тихий, белесый. Может, он просто сумасшедший?
– Он не сумасшедший, Николай, он – убийца, – тихо сказала я.
Мне вдруг стало страшно, и я задрожала от мысли, что преступник сбежал, дневника не нашел, так как я его надежно спрятала, и этот кошмар все еще продолжается.
Кошмар не оставил меня и после. Подъехав к дому, мы с Николаем увидели толпу и густой дым, тянущийся из окон моего дома. Боже, что произошло?!
Не помня себя, я бросилась к дому, толпа расступалась, слышались возгласы: «Хозяйка! Пустите хозяйку!» Кто-то назвал меня погорелицей. Я рвалась в дом, но меня удержали пожарные:
– Постойте, сударыня, нельзя вам пока туда. Не время еще.
В толпе послышалось: «Вот она - мать той барышни. Несчастная! Нет, не мать, сестра. Уж больно молода. Той около осьмнадцати будет…»
Я не верила своим ушам! В доме, когда случился пожар, находилась Настя! Этого не может быть!
– У меня девочка дома осталась, Настя! Пустите!
– Не беспокойтесь, спасли вашу Настю. Дыма наглоталась и все.
– Где она? Я хочу ее видеть!
– В Грушевской больнице. Жива она, не бойтесь, – утешал меня высокий брандмейстер с пышными пшеничными усами.
Сзади меня раздался голос:
– Приветствую вас, Аполлинария Лазаревна!
– Это вы, господин Кроликов? Извините, мне нужно в больницу, к Насте.
– Позвольте вас сопровождать, – его просьба выглядела как приказ, и мне ничего не оставалось делать, как обратиться к Николаю и попросить его присмотреть за домом.
По дороге Кроликов сообщил мне, что Настю нашли на втором этаже, в моей спальне, привязанную к стулу и с кляпом во рту. Он приказал немедленно доставить Настю в больницу и послал за мной, думая, что я нахожусь у отца. Посланные полицейские увидели, что в доме Лазаря Петровича устроен самый настоящий погром. Рассказав мне это, Кроликов спросил, есть ли у меня какие-либо соображения. Я ответила, что нет, и в свою очередь рассказала ему, что произошло на кладбище, и что я уверена: убийца, вор и поджигатель – Иван Карлович Лямпе, учитель ботаники и географии из института, где учится Настя.
В больнице усталый доктор в круглых очках сказал нам, что Настя спит, он дал ей снотворного, так как бедная девочка натерпелась, была во взвинченном состоянии и говорить с ней пока нет никакой возможности. А когда она проснется, то он разрешит на несколько минут ее посетить.
Мы с Кроликовым расстались, он поехал в полицейскую управу, а я вернулась домой, чтобы оценить размеры разорения. Николай вовсю командовал рабочими, которых он тут же нанял в мое отсутствие, двумя поденщицами, вытиравшими полы, и дворником, подметавшим двор, полный углей и обгоревших бумаг. На самом деле ущерб был небольшим – подмоченные бумаги, обгорелые занавеси да закопченые шпалеры. Со всем этим можно было справиться. Поднявшись в спальню, я обвела глазами полную неразбериху, но одного взгляда было достаточно, что лаковой шкатулке на месте не было. Убийца добрался-таки до вожделенных семян пандануса.
Пока я так стояла и размышляла, Николай подошел ко мне и обнял, я уткнулась ему носом в мундир.
– Бедная моя девочка, – сказал он, поглаживая меня по волосам. – Хочет казаться сильной, а сама ждет, чтобы ее пожалели и защитили. И не волнуйся, моя хорошая, все устроится, поймают убийцу, и мы все спокойно заживем. Настя закончит институт, ты сама издашь книгу покойного мужа, а Лазарь Петрович станет вторым Плевако, или первым Рамзиным в судопроизводстве.
– А вы? – спросила я его. – Что будете делать вы?
– Не знаю, – он продолжал обнимать меня. Его усы щекотали мне уши, и я поеживалась. – Вернусь в Москву, а может, останусь здесь. Я еще не решил. Но одно знаю точно: сегодня ночью я останусь здесь.
– Как? – воскликнула я. – А гарнизон?
– Пошлю записку полковнику, сошлюсь на чрезвычайные обстоятельства. Он позволит.
– А меня вы спросили, месье Сомов? – я уже овладела собой и стала немного кокетничать.
– Полина, tu peux me tutoyer.1 Ты сейчас нуждаешься в защите. Тех, кто подвергается смертельной опасности, обычно не спрашивают, согласны они или нет, – он обнял меня сильнее, а я даже не попыталась высвободиться, несмотря на то, что всегда была такой независимой: отец и Владимир никогда не ограничивали моей свободы, большей частью времени отсутствовали в доме, а тут столкнулась с мужской уверенностью в собственной правоте. – И еще кое-что, моя девочка… Мне Лазарь Петрович рассказал о том, как ты носилась по городу и привлекала к себе внимание убийцы. Да за такие вещи тебе надо задрать юбку и хорошенько отшлепать, чтобы впредь неповадно было глупости совершать. Может, научишься уму-разуму.
Лицо мое вспыхнуло: да как он смеет?! А потом я как-то обмякла, где-то в глубине, под сердцем потеплело, я вывернулась из его объятий и нарочито равнодушно произнесла:
– Помоги мне разобраться тут – все раскидано.
– И не подумаю, – Николай с размаху опустился в кресло, его шпора зацепилась за мою рубашку, валявшуюся на полу – позови прислугу снизу. Она давно уже должна была вернуться с похорон. Где ее носит? А вот ночью я с удовольствием помогу тебе раздеться.
– Ночью ты обещал меня охранять, – вскользь заметила я, отцепляя рубашку с вологодскими кружевами от его шпоры, – а раздеться мне горничная поможет.
– Одно другому не мешает, – усмехнулся Николай, – чем ближе я к тебе буду, тем вернее удастся моя защита. – Он поднялся. – Пока внизу толпится народ, тебе ничего не угрожает. Я съезжу за оружием и немедленно вернусь. Ничего не бойся, и крепче затвори окна.
Штабс-капитан поцеловал меня и вышел, а я спустилась вниз, увидела, что Дарья вернулась, и приказала ей прибраться в моей комнате.
Пока я руководила мастеровыми, стемнело, и я с нетерпением поглядывала на входные двери, ожидая прихода Николая, которого все не было. Мнимый дворник не покидал своего поста у ворот, а у Дормидонтова на окне висел рушник.
В восьмом часу в дверь постучали. Я тихонько подошла к двери, но открывать не стала. Вдруг за дверью раздались крики: «Пустите! За что вы меня! Я к барыне пришел! Меня барыня послала!» Ничего не оставалось делать, как открыть дверь. Прямо на пороге стоял дворник и держал за шиворот испуганного мужика, а через дорогу, нам наперерез, бежал от дома Дормидонтовых второй соглядатай.
Жертва угрюмого дворника взмолилась:
– Барыня, скажите ему, чтобы отпустил. Меня моя барыня, Мария Игнатьевна, к вам послала, велела передать непременно, чтобы вы пришли. Кончается она. Вас зовет.
– А ты кто? Что-то я тебя не припомню, – сказала я, вглядываясь в темноту двора.
– Да Прошка я, Прошка, неужто не узнали? И карету за вами прислали, скорее просят.
Действительно, это был Прохор, человек тетушки, я вспомнила. Мария Игнатьевна посылала его к нам с письмами. Только сейчас в руках переодетых полицейских он был растрепан, а лицо искажено.
– Сейчас выйду, подожди, только шубу накину.
Схватив шубу и завязав под подбородком ленты теплого капора, я вышла на улицу. Знакомая карета стояла немного в отдалении, на козлах сидел, ссутулясь, кучер в высокой извозчичьей шапке и стеганном армяке. Прохор помог мне подняться, вскочил на запятки, и карета тронулась. Мела поземка, ветер месил снежную крупу, резво бежали лошади. Позади остались знакомые улицы, но карета не свернула к особняку Марии Игнатьевны.
Мне стало страшно. Я приоткрыла оконце, чтобы крикнуть Прошке, внутрь ворвались клубы метели, Прохора на запятках не было. Поднявшись с сиденья, я стала бить кулаком в переднюю стенку кареты, надеясь привлечь внимание кучера, но он не отзывался, а лошади бежали все быстрее и быстрее.
Вдруг сзади раздался крик: «Стой! Стой, мерзавец!» Я высунулась из окна и закричала:
– Помогите!
Но карета не останавливалась, она мчалась вперед, и я лишь надеялась, что за городом, на бездорожье, колеса увязнут в снегу.
Крики, доносящиеся сзади, становились слышнее, и я уже могла различить, сквозь завывание вьюги, голос Николая. Я обрадовалась, высунула руку в маленькое окошко и стала махать ему. Во мне прибавилось уверенности, что все будет хорошо. Но пистолетный выстрел перечеркнул мои надежды.
– Только бы он не убил Николая, только бы не убил! – молилась я.
Мой штабс-капитан верхом на караковом жеребце поравнялся с каретой.
– Держись! – крикнул он, и, пришпорив коня так, чтобы он бежал вровень, схватился за выступающие крюки для фонарей на левой стенке экипажа. Снова раздался выстрел, Николай отпрянул, чуть не слетел, но удержался. Лошади продолжали свою безумную скачку.
Наконец, Николаю удалось хорошенько зацепиться за выступающие части кареты, он привстал над седлом, подпрыгнул и перелетел на крышу бешено мчащегося экипажа. Я почувствовала, как крыша надо мной заскрипела и заходила ходуном.
Преступник стал натягивать вожжи, заставляя лошадей бросаться из стороны в сторону, чтобы Николай упал, но по просевшей крыше я понимала, что он надо мной и держится. «Боже, Боже, – шептала я, молясь, – помяни, Господи, Царя Давида и всю кротость его!» Помнишь, Юлия, эту молитву мы, институтки, произносили, когда боялись, что на нас вот-вот обрушатся напасти, и твердо верили в ее силу.
Судя по звукам, доносившимся извне, Николай оттолкнулся и прыгнул на безумного кучера. Я увидела, как они, вцепившись друг в друга, упали с козел, провалились в снег и пропали с глаз. А лошади, не чувствуя хозяйской руки, понесли. Окоченев от холода и ужаса, я сидела, ни жива ни мертва, и только шептала молитву.
Вдруг лошади встали как вкопанные – коляска застряла в огромном сугробе, и от сильного рывка сломалась ось. Дверь заклинило, и она не поддавалась моим усилиям. С трудом мне удалось ее отворить, и я упала в тот же сугроб. Лошади фыркали, от них валил пар. «Погибнут, – подумала я, – их же надо прогулять», но было не до лошадей. Подобрав юбки, я, словно вплавь, так как снегу намело по грудь, стала выбираться на дорогу.
Буря продолжала неистовствовать. В двух шагах ничего не было видно. Снежный песок забивал нос, залезал за шиворот, но я терпела и что было мочи бежала по дороге назад, туда, где упал Николай.
Через несколько минут я услышала крики, хрипы и ругательства. Двое боролись, и я, боясь быть узнанной, спряталась за пушистую ель. Николай вырывал у ботаника пистолет, а тот, зажав его в мощном кулаке, не оставлял тому ни единого шанса.
Схватка продолжалась. Ботаник, совершив быстрый захват, повернулся, оказался верхом на Николае и принялся его душить. Этого я стерпеть не могла! Заметив неподалеку от себя большой еловый сук, я схватила его и бросилась к ним. Преступник что-то почувствовал, обернулся, ослабил хватку, и тут я от души ударила его тяжелой дубиной по голове. Иван Карлович обмяк и скатился с Николая.
Штабс-капитан вскочил на ноги, отобрал у негодяя пистолет и крикнул мне:
– Держи его, Полина, будем вязать! – и стал распутывать на груди концы башлыка.
Вдалеке послышался резкий свист. К нам изо всех сил бежали околоточный с плоской шашкой на боку и несколько обывателей. Я посмотрела на них и со спокойной душой упала в обморок.
Очнулась в санях, куда меня бережно уложил Николай. Надеюсь, что для меня и для всех в городе этот кошмар завершился.
Целую тебя, Юлечка.
До свидания.
Твоя Полина.

* * *
Протокол допроса Ивана Лямпе.
Следственная тюрьма N-ска.


– Ваше имя?
– Иван Карлович Лямпе.
– Вероисповедание?
– Лютеранин.
– Сословие?
– Дворянин.
– Ваш адрес?
– Большая Семеновская, дом купца Головищева.
– Чем занимаетесь?
– Учитель ботаники и географии в Институте благородных девиц.
– Вам знакомо имя Марко Дожибовского, римско-католического вероисповедания?
– Нет, неизвестно.
– А что вы скажете на это: «Разыскивается крестьянин Марко Дожибовский, сбежавший из монастыря святого Бонифация, что около Лодзи, и укравший дорогую церковную утварь?
– Не знаю, о чем вы говорите.
– Вот его словесный портрет: рост два аршина и пяти вершков, телосложения худощавого, сутулится, руки длинные, кисти рук большие, ногти лопатками. Волосы светлые, на лбу залысины, глаза серые, нос прямой, губы тонкие.
– Эти приметы могут принадлежать кому угодно.
– А что вы скажете на это: «В 1888 году я, Мирослав Зараска, продал человеку по имени Марко украденный паспорт на имя Ивана Карловича Лямпе, лютеранина, уроженца Саратовской губернии»?
– Это подлог!
– Зачем же так? Официальный документ за печатью и подписью. Получили телеграфом из саратовского полицейского управления. Будете сознаваться или продолжите ваше нелепое упорство?
– Могу ли я надеяться на смягчение наказания?
– Это уж суд решит. Сейчас вам дадут перо и бумагу. Извольте все подробно описать!
– Я согласен.
– Допрос окончен. Распишитесь.

Подпись: с моих слов записано верно. Марко Дожибовский.
Допрашивал: следователь И.К. Кроликов.

(продолжение следует)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments