Кируля Аскалонская (kirulya) wrote,
Кируля Аскалонская
kirulya

Categories:

Монастырь и синагога






Как-то так получилось, что в первый день прогулок по Москве мы с Н_Ниной постоянно оказывались в монастырях.
Между монастырями Нина повела меня в пекарню Штолле, и у меня разгорелись глаза:
- Я хочу это, и это, и еще вот это только понадкусать!
Нам заставили весь стол пирогами, и я, помня о диете, попросила чай без сахара.

Тут в пекарню зашла старушка, одетая бедно: платочек, замурзанная куртка, гамаши. Я подумала, что она хочет попросить кусочек пирога.
Но не тут-то было. Старушка со вкусом стала выбирать: один большой пирог с вишней, два с капустой, еще одни с творогом. И не по кусочку, а целиком.
Заплатив за пироги какую-то немыслимую сумму более сотни долларов, старушка покинула пекарню, груженая пирогами. Мы с Ниной переглянулись.
- Я поняла, - сказала Н_Нина. - Это она в церковь несет. Там будут прихожан кормить, вдруг сегодня какой-то церковный праздник.

Она была близка к разгадке. Пройдя немного, мы зашли в монастырь, и увидели вот это объявление. В принципе, никто никого не обманывал: пироги свежие, выдаются в монастыре. И создается впечатление, что они там и пекутся, в монастырской печи, под надзором строгой матушки. А не покупаются в пекарне за углом. Вот как надо строить рекламную кампанию!


А потом я пошла праздновать наступление святой субботы в синагогу.
Перед тем, как сесть за стол, надо было вымыть руки.
И тут, в очереди к умывальнику, начался еврейский базар: некая кликуша, из обычных представительниц молельного дома любой конфессии, стала ругать другую, обвиняя ее в том, что та украла общественные деньги. Представьте себе: в воздухе предвкушение праздника, молитвы и отдохновения за столом, и тут ругань.

Позвали раввина. Он прибежал, но кликуша не обратила на него никакого внимания - что он там лопочет, нехристь нерусская. В очереди стоят только русскоязычные московские евреи, раввин - израильтянин, и ничего сделать не может.

Ах, как я четко улавливаю этот ищущий взгляд. Не могу не откликнуться, как на возглас "Есть ли тут врач?!"
- Господин раввин, - сказала я на иврите, - я к вашим услугам.
У раввина вырвался вздох облегчения.
- Скажите ей, чтобы она немедленно прекратила, иначе...
Я повернулась к женщине и сказала строгим голосом:
- Господин раввин требует немедленно прекратить безобразничать! Если вы сейчас не прекратите, вас выведут из синагоги!
- Но она воровка... - пробормотала ошарашенная кликуша.
- Сейчас вас выведут! - пригрозила я.
Она бросилась искать русскоязычного раввина. Наверное, жаловаться или искать защиты от этих страшных израильтян.
Раввин поблагодарил, и я села за стол израильтян (оказывается, что в синагоге разные столы - для ивритоязычных, для русскоязычной молодежи, для хасидов и т.д.). Ощущение было, что я в кибуце. За столом с нами сидели стюардессы Эль-Аля, которые оказались в Москве, и пришли скоротать свободный вечерок. Вот какие в Эль-Але благонравные стюардессы (реклама не оплачена).

Встретив шабат на иврите, я плавно переместилась за стол с русскими евреями. Там было еще интереснее. Молодой полный раввин встал, призвал к вниманию и сказал:
- Друзья мои, сегодня у нас торжественное событие! Мы сегодня чествуем Фиму, который уже не Фима, а Хаим. Потому что он отдал Богу самое ценное, что у него есть! Он в сознательном возрасте сделал обрезание, и теперь перед ним простирается большой, но трудный путь!

Все захлопали в ладоши, а я, представив себе большой путь Фимы, заржала в голос, и упала головой на стол, чтобы скрыть непристойное поведение.
Раввин поднял бровь и задал неожиданный вопрос:
- Простите, где вы работаете? - я даже не представляю, какие у него были предположения.
- Мерказ эхвен леолим хадашим, - ответила я на иврите. (центр обучения новых репатриантов)
- Подвигайтесь поближе, - предложил он.

Я почувствовала себя Козлевичем, охмуряемым ксендзами.
Народ разошелся, я мило беседовала с двумя раввинами, предлагавшими мне выпить. Я сразу заявила, что я атеистка и феминистка, верю в теории Большого Взрыва и Чарльза Дарвина. А когда раввин стал рассказывать о шести днях творения, я воскликнула:
- Да вы, батенька, креационист!
Он не понял. Понял другой раввин, постарше, сидя молча и улыбаясь в усы.
Охмурение шло по полной программе: один горячо доказывал, другой тихо парировал.

Зато я была в своей стихии - в центре внимания. Я рассказывала о своем отношении к ноосфере, как я в диетических целях пощусь в Судный день, и, будучи конформисткой, обрезала сыновей, потому что им служить в армии. Как я участвовала в разводе в раввинате, и что у меня теперь есть официальная справка о том, что я могу иметь секс с любым мужчиной, и ничего мне за это не будет.

В общем, я рассказала раввинам все знакомые моим читателям байки из ЖЖ, и обе стороны остались довольными. Все-таки трудно в наше время найти людей, незнакомых с ЖЖ.

На прощанье молодой раввин сказал:
- Вот бы побольше таких атеистов, делающих детям обрезание, постящихся в Судный день и разводящихся в раввинате.

А раввину постарше я сказала, что он мне очень понравился, и если он хочет, я его поцелую. Но он, почему-то, не захотел. А зря.

И напоследок. За 20 лет жизни в Израиле я не была в синагоге. В Москве я за пару дней уже побывала и в монастыре, и в синагоге. Доктор, что я делаю не так?
Tags: Москва
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments