Кируля Аскалонская (kirulya) wrote,
Кируля Аскалонская
kirulya

Настоящий полковник

Рахель Мееровна Скобчак была дамой пышной, белой, с веснушками, и с отменной грудью. Можно сказать, выдающаяся грудь.

Года рождения аккурат когда Гагарин полетел, и одинокая до сих пор, ни детей, ни мужа – так уж повелось. Жила в хорошей амидаровской квартире – два окна, и в кухню боком заходить, зато балкончик для стиральной машины имеется. Куда в квартире без такого балкончика? Машина, она имеет обыкновение гудеть, дребезжать, а от этого чай на блюдечко выплескивается. Зачем же в таких антисанитарных условиях чай хлебать – одно расстройство. А на балкон дверь закрыл – и порядок: ни тебе звука, ни тебе стона.

У Рахели Мееровны балкончик был и от этого она могла бы считаться женщиной самостоятельной и обеспеченной, можно сказать, счастливой. Но для полного счастья не хватало ей мужчины.
Конечно, постирать разную женскую мелочь – панталоны или, бюстгалтеры на косточках – дело нехитрое. Из-за этого и машину гонять лишний раз - только электричество использовать. Вот если бы предоставилась такая возможность постирать мужские носки, или рубашку со штанами – совсем другое дело! Совсем другой оборот получается. И в жизни новый смысл возникает.

Заскучала Рахель Мееровна. Чай с сукразитом ей не в радость, и новые пляжные шлепанцы который день ненадеванные под диваном валяются – грустит девушка.

И как-то, в очереди в банке «Дисконт», разговорилась она с другой дамой: в очках, с сумкой из лягушачьей кожи и с серьгой в левой брови – видать, образованная, и та ей посоветовала:
- Что же вы, Рахель Мееровна, кручинитесь? Так и будете одна сидеть, пока к специалисту не обратитесь. Самим проблемы решать было положено при советской власти, когда легче самому извертеться, чем порядочного умельца найти, а сейчас мы в таком общественно-политическом строе живем, что без специалиста вам никак.
- И какой же специалист мне поможет? – пригорюнилась Рахель Мееровна.
- Есть у меня на примете дама одна. И профессия у нее самая что ни на есть обыкновенная, извиняюсь, сваха она. Тут же вам кавалера подберет, а вы ей заплатите. Так, пустяковину, самую малость, и говорить не стоит, тьфу, а не сумма. Три тыщи шекелей. Зато подберет она вам суженого, как по заказу, все в районе обзавидуются. И как вы своей интеллигентной головой раньше до этого не доперли?

Согласилась Рахель Мееровна и дама с лягушачьей сумкой отвела ее к свахе. Та, как увидела гостью, аж зашлась от волнения:
- Ох, вы наша лебедь белая, голубка сизокрылая! Сейчас компьютерную программу открою, параметры как задам и получу вам того, кто в точности нужен. Проще простого.
Вот как сейчас специалисты дела делают! Никуда им без компьютера и программы. Это вам не прошлый век!
Постучала сваха по клавишам, да и вытащила на свет белый лист. А там написано: есть такой человек, Йорам Шимони, полковник в отставке, который спит и видит, как познакомиться с такой женщиной, что навроде Рахель Мееровны.

- А как я с ним говорить буду? – испугалась Рахель Мееровна. – Он же израильтянин.
- Не волнуйтесь, - успокоила ее сваха, - у него бабушка русская, а то, что языка нашего не знает, то это даже еще лучше – ругаться меньше будет. Идите, голубушка, не сомневайтесь, вечером он вам позвонит. Только мой вам совет: сразу его в дорогой ресторан не зовите, в супермаркет не бегите за его счет в тележку деликатесы бросать, иначе будет ему от вас полной разочарование и останетесь вы на бобах.
Уверила ее Рахель Мееровна, что у нее и в заводе не было по дорогим ресторанам шастать, а покупает она, в основном, на пятничном базаре, заплатила ей три тыщи, как и полагалось, и вышла, радостная. Пришла в свою квартирку и села у телефона ждать.

Не обманула ее сваха, позвонил таки Йорам Шимони, культурно осведомился, блондинка ли она, и пригласил на свидание в шесть часов у дворца независимости.

Рахель Мееровна вся из себя переволновалась, перемерила дюжину кофточек и остановилась на той, в которой грудь так интересно вздымается, если подышать. Напудрила нос и вышла из квартиры навстречу своему счастью.
Йорам Шимони стоял возле пальмы и держал в руках газету «Едиот Ахронот», чтобы Рахель Мееровна его смогла узнать, как и было промеж них уговорено.

Увидела она того, кто ее ждал, и аж зашлась от восторга. Мужчина брюнет, с густыми волосами на руках, высокого росту, лысый правда, но ничего, лысые они в хозяйстве полезнее – шампуня меньше расходуется. Настоящий полковник!

Познакомились, Рахель Мееровна даже смутилась и покраснела, и пошли они прогуляться на берег моря. Говорили о природе, о скидках в супермаркете и о разных других интеллигентных вещах.
Договорились встретиться на следующий день у Рахели Мееровны дома. С утра она убиралась, готовила и приняла гостя по высшему разряду – с фаршированной рыбой и водкой «Кеглевич». Йорам Шимони водку выкушал, рыбкой закусил и наговорил хозяйке столько комплиментов, что она принялась дышать прямо в кофточке с вздымающейся грудью.

А через три дня ухажер пропал. И вспомнила Рахель Мееровна, что ни телефона его не знает, ни адреса. Только то, что он в боях раненый и прислан для знакомства свахой.

Бросилась она к свахе сломя голову, а та ее успокаивает: мол, не волнуйтесь, гражданочка, никуда он от вас не делся, может его по военной надобности на специальное задание послали, он же полковник. Выполнит свой долг перед родиной и вернется прямиком в ваши объятья. И очень просто. А насчет того, что я его с другими дамочками знакомила, так ни-ни. Нет, говорит, подавайте мне Рахель Мееровну, а на других я даже и смотреть не согласен.

Ушла Рахель Мееровна успокоенная, и стала ждать своего полковника. А он все не звонит, и носа не кажет.
Вздумалось ей тогда прогуляться, размяться на променаде – не век же в своей квартирке сидеть, хоть и с балкончиком для стиральной машины.

Надела Рахель Мееровна кофточку, ту, где грудь вздымается, прихватила зонтик, да и вышла на улицу. И привели ее ноги сами по себе ко дворцу независимости, аккурат на то самое место, где они с полковником познакомились.

Глядь, а там лысина чья-то отсвечивает. И газетка «Едиот Ахронот» в кулаке стиснута. Пригляделась – он самый.То стоит, то нервно так прохаживается.

Конечно, первым желанием Рахели Мееровны было кинуться ему навстречу, да расспросить хорошенько, мол как это вы, уважаемый Йорам Шимони, ведете себя совершенно безкультурно, даже по хамски себя ведете. Водку «Кеглевич» выкушали, фаршированной рыбой закусывали и пропали? Никакого обязательства перед дамой!
Но что-то ее остановило, и Рахель Мееровна спряталась за пальмой, что было весьма затруднительно, имея в виду ее выдающуюся грудь. И видит, как к ее полковнику подходит дамочка. Ничего себе дамочка, щупловатая, в шляпке и с губами накрашенными. И так премерзко улыбается ее полковнику.

А он, подлец, наклонился, ручку ей целует, ножкой шаркает, а лысина от восторга так и сияет.
Не выдержало сердце Рахели Мееровны, кинулась она из за пальмы с зонтиком наперевес, и давай колотить полковника и субтильную дамочку заодно. Те отбиваются, руками защищаются, разные выражения кричат. Эта щуплая даже кофту умудрилась на Рахели Мееровне порвать, аж пуговицы в стороны разлетелись.
Тут их полицейские и скрутили. Заломили всем троим белые рученьки, хотя у Йорама Шимони они и вовсе волосатые, и отвели в участок.

А в участке выяснилось, что пострадавших две – не только Рахель Мееровна, но и щуплая дамочка, которая тоже таким способом захотела поправить свое семейное положение, хотя и ухудшила материальное.
Йорам Шимони оказался свахиным наемным рабочим: она его с дамами знакомила, деньги получала, а у него тоже свой интерес был: водка «Кеглевич», фаршированная рыба, ну и сама дамочка на десерт. У них со свахой был этот, как его, симбиоз, когда один другому помогает, и оба в накладе не остаются.
Вот такие специалисты живут в современном мире, и компьютеры им помогают еще больше закабалить людей и лишить их трудовых доходов.

Мне только одно непонятно, а с какого перепугу в этой истории оказалась дама с лягушачьей кожей?
Tags: сказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments