Кируля Аскалонская (kirulya) wrote,
Кируля Аскалонская
kirulya

Бабушка, а ты динозавров видела?

В ленте обсуждают, что сейчас на работу будут принимать только по диплому.
Я старая Тортилла, у меня историй полно на любую тему.

Расскажу еще одну.
Это было после 1997 года, когда вышел мой "Параллельный ульпан". Я тогда работала в конторе по впитыванию репатриантов, и узнала из первых рук, что наше любимое государство дает грант, если репатриант докажет, что он - человек искусства. Но при условии, что он окончил в стране исхода профильный вуз. А то иначе, какой ты поэт, если в институте, где готовят поэтов, не учился?

Потянулись к нам в контору графоманы всех мастей. Каждый нес папку с ботиночными тесемками, а в них рукописи, которые не горят. Всех направляли ко мне, а я спрашивала, окончил ли претендент на звание "репатриант-деятель искусства" литературный институт, или, на худой конец, институт искусств. Таких было мало, но я все равно отправляла всех на комиссию по выявлению этих самых деятелей. Комиссия, как ни странно, была доброй, и деньги давала всем, невзирая на то, где учился репатриант. Наверное, был жирный грант, никто в комиссии по-русски не говорил и не читал, поэтому иди знай, он гений или так просто, рифмоплет. Так что давали всем, чтобы не обидеть никого, примерно 1000 долларов на нос.

И тут я подумала в стиле Жванецкого "кто что охраняет, тот то и имеет": "А почему, собственно говоря, я других направляю на комиссию, а сама, имея целую изданную книжку, не подаю сама себя на звание "репатриант-деятель искусства" и на грант? Мне что, тысяча долларов помешает?"

Я собрала бумаги, приложила книжку и пошла к старшей по званию, мол, тоже хочу на комиссию.
- Это что? - спросила начальница.
- Книжка на иврите. Хочу комиссии подать прошение.
- А у тебя диплом есть, что ты книжки пишешь? - резонно спросила она.
- На иврите? - уточнила я.
- На иврите, - начальница не почуяла подвоха.
- Ну, рассуди сама, - ответила я. - Я приехала из страны, где иврит был запрещен. Где за изучение иврита сажали в лагерь, где можно было изучать иврит только в высшей школе КГБ (я не шучу, а вы, молодые, слушайте и не перебивайте), и ты хочешь, чтобы я тебе принесла диплом, что я изучала в институте иврит? Я что, в КГБ работала? Да я первый учебник в СССР купила отксеренный, за большие деньги с рук, и только потому, что меня знали.

Начальница задумалась.
- Знаешь что, - решила она, - опиши свой случай, и я подам тебя на комиссию в виде исключения.

Я описала в ярких красках свой путь изучения иврита, меня подали на комиссию, и я получила свою тысячу долларов, на которую тут же издала свой роман-фентези. У меня около сорока книг, все изданы на деньги российских и израильских издательств, и одна - на грант министерства абсорбции.

Потом я много чем занималась и продолжаю заниматься: компьютерной графикой, преподаванием компьютеров, писанием книг, переводами, дигитальной фотографией, и на все это у меня нет дипломов о высшем образовании. Просто я получала диплом, когда деревья компьютеры были большие, стояли в отдельных комнатах, и их обслуживали девушки в белых халатах.
Tags: воспоминания, иврит
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments