Кируля Аскалонская (kirulya) wrote,
Кируля Аскалонская
kirulya

Category:

Зловещая долина антисемитизма

Сначала из Википедии:
Uncanny-valley

Эффект «зловещей долины» (англ. uncanny valley) — гипотеза, по которой робот или другой объект, выглядящий или действующий примерно как человек (но не точно так, как настоящий), вызывает неприязнь и отвращение у людей-наблюдателей.

В 1978 году японский учёный Масахиро Мори провёл опрос, исследуя эмоциональную реакцию людей на внешний вид роботов. Поначалу результаты были предсказуемыми: чем больше робот похож на человека, тем симпатичнее он кажется — но лишь до определённого предела. Наиболее человекоподобные роботы неожиданно оказались неприятны людям из-за мелких несоответствий реальности, вызывающих чувство дискомфорта и страха. Неожиданный спад на графике «симпатии» и был назван «Зловещей долиной», притом Масахиро Мори обнаружил, что анимация усиливает и позитивное, и негативное восприятие.

* * *
А теперь представьте ситуацию: люди давно живут на белом свете, и четко разделяются на "свой-чужой". Назовите это расизмом, ксенофобией, стереотипами, и другими неприятными словами, но от этого ничего не изменится. Есть мы, белые люди в костюмах и галстуках, и есть они - негры в набедренных повязках, китайцы в халатах и арабы в галабие. Они тоже люди, но чужие, и с ними надо быть настороже.

И среди белых есть разные: шотландцы в юбках, австрийцы в тирольских шляпах, болгары в папахах. Тоже разные, с четко отличимыми внешними признаками. С ними все понятно: на войне Алой и Белой Розы - чужаки, ловить негров в рабство - свои.

Если негр или китаец наденет костюм с галстуком, или шотландскую юбку, он все равно останется чужим, только в костюме. Он будет немного похож на белого, но что бы он не надевал, его за своего не примут, но это и не надо: внешние приличия соблюдены, подсознание не бунтует, и даже появляется легкая презрительная успешка: смотрите-ка, вчера с пальмы слез, и уже при костюме.

И вдруг среди белых появляются пришлые евреи. Сначала они ходят в своих халатах и тюрбанах, или в лапсердаках со смешными шляпами. А потом, через поколение, их дети начинают говорить без акцента на местном языке, они отрезают пейсы, надевают цивильные костюмы и поступают в университет. И еще они ведь белые. Они такие же, как немцы или французы, и с ними можно не держать себя начеку, они свои, можно расслабиться.

Как вдруг за этими евреями начинают замечать маленькие несоответствия по сравнению с нормальными людьми. Да, такой же, как я, но не ест улиток и бекон. Работаем вместе, но вечером пятницы его не видно и не слышно. Где он каждую пятницу? Что, черт побери, делает?

И начинается подсознательные страх, совершенно неощутимый наяву. Евреи - это оборотни, зомби, вурдалаки. Они очень похожи на нормальных людей, и вместе с тем, они - не мы. Чего от них ждать? Страшно. А давайте мы от них избавимся - всех в печи Освенцима, а то зомби оживут.

Так было всегда, хотя я описала ситуацию последних пары столетий. Причем, что интересно, подсознательный страх вызывали именно ассимилированные евреи, коих в довоенной Германии или Франции было большинство. Если по еврею было видно, что он еврей с пейсами и в лапсердаке, то он оставался чужаком, но переставал вызывать иррационаный страх.

Так что отношение у антисемитов к евреям находятся в той самой зловещей долине, открытой Масахиро Мори, и оно не лучше отношения к зомби и киборгам. Все дело в подсознании и иррациональном страхе перед чем-то, что очень похоже на настоящего человека, но отличается от него мелкими деталями. Можете назвать это гипотезой Кирули Аскалонской, ибо я вижу так.
Tags: еврейский вопрос
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments