Кируля Аскалонская (kirulya) wrote,
Кируля Аскалонская
kirulya

Categories:

О клинической смерти

Я не раз рассказывала о своих родителях. Они были умными людьми. Мама написала учебник по электроснабжению, по которому учились во всех вузах СССР. Папа был главным энергетиком Бакинского метростроя, занимался со мной математикой по журналу "Квант", приносил дефицитные книжки. А еще они оба были шестидесятниками-диссидентами. От них я узнала о культе личности, вторжении в Чехословакию, Сахарове и Солженицыне. Они любили Хемингуэя и Фейхтвангера, а когда я попросила почитать Экклезиаста, папа пыжился от гордости: дочка в 12 лет читает такое! Кстати, оба были атеистами, и оба хотели приехать в Израиль еще в 70-е года. Вот такой дуализм.

Но расскажу о грустном. Папе сделали операцию на сердце, и у него случилась клиническая смерть. Израильские врачи спасли его, но пять минут сделали свое гиблое дело, мозг был затронут глубоко и бесповоротно.

После клинической смерти папу словно подменили. Он, бывший диссидеднт и сын врага народа, которого не принимали в институт, ибо недостоин выкормыш врагов учиться на инженера, стал поклонником Сталина, и, только что пришедшего к власти, Путина. Он восхвалял советскую власть, и сетовал, что раньше было лучше, вот сейчас им Сталин языки бы подкрутил.

Я пыталась воздействовать логикой. Напоминала ему, что его отец погиб в ГУЛАГе, бабушку выгнали из хорошей трехкомнатной квартиры с двумя детьми, но он словно не слышал. Твердил одно и тоже, и при этом у него были стеклянные глаза. Мои доводы разбивались горохом об стенку.

* * *
Когда я вижу в сети или на улице поклонников Сталина, Путина и совка, у меня непроизвольно возникает одна мысль: сколько минут у них продолжалась клиническая смерть?
Tags: воспоминания, совок
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments