Кируля Аскалонская (kirulya) wrote,
Кируля Аскалонская
kirulya

Я решила пойти в политику



- Добрый день, Керен, расскажите немного о себе, откуда вы приехали, когда?

- Я из Баку. Родилась в обыкновенной еврейской семье интеллигентов-шестидесятников. Папа был главным энергетиком Бакинского метростроя, мама работала в техникуме, и написала учебник по электроснабжению. По этому учебнику до сих пор учатся студенты вузов России.
Семья была нерелигиозная, но обе бабушки всегда доставали мацу на Песах, а на Пурим пекли маковое печенье. Но что и почему, я не знала. Зато знала другое: папа обожал Израиль. Воспоминания детства: если папа вдруг видел по телевизору израильский флаг, он вставал по стойке смирно.
Я училась, закончила институт, работала инженером-испытателем на заводе. Но тут началась война в Карабахе, и мы с мужем решили уехать из Азербайджана. Мы хотели только в Израиль, и в декабре 1990 года прилетели в Тель-Авив.
Это был пик большой алии. Именно в декабре 1990 года ежедневно прилетала тысяча новых репатриантов. Нас приютили родственники, и через две недели мы попали в кибуц "Бейт-Альфа" в Изреэльской долине, около Бейт-Шаана.

- Это была программа "Первый дом на родине"?

- Да, она, и для нас она стала настоящим спасением.Мы прилетели со старшим сыном Виталиком, и я была в положении. Нам выделили квартиру, сыну предоставили личную учительницу иврита, пенсионерку, мы ходили в ульпан, и вскоре я родила сабру – сына Даниэля.
В кибуце было все для жизни: мы учились в ульпане, дети были в школе и яслях (с 1,5 месяцев) с раннего утра и до 4-х часов дня. Нам стирали вещи в общественной прачечной, выдавали одежду и кормили три раза в день в столовой. То есть мы были освобождены от всех повседневных хлопот. И я сказала себе: "Учи иврит! Другой такой возможности может и не быть".

- Мудрое решение.

- Еще бы. У меня была сильнейшая мотивация: я уже работала инженером, в Баку я доросла до начальника испытательной станции крупного завода, а здесь я была практически немой, не говоря уж о том, что не могла претендовать на хорошую должность. Я твердила себе, что я должна вернуться на тот уровень, который у меня был до приезда в Израиль. Поэтому я сидела целыми днями и учила иврит по книгам. А когда начинала болеть голова, я выходила на улицу и заводила разговоры с кибуцными старушками, чтобы попрактиковаться в языке.

- Как долго вы пробыли в кибуце?

- Около года. Потом, после программы "Первый дом на родине" нам предложили стать членами кибуца, но мы, подумав, отказались, и переехали в Реховот. Мы захотели пожить самостоятельно, а не в общине, хотя до сих пор я испытываю к кибуцу чувство благодарности.
Дальше было все как у всех: я мыла полы, муж работал на заводе, и я продолжала учить иврит. Однажды на бирже труда мне предложили участвовать в конкурсе на вакантное место в министерстве абсорбции. Кроме меня на это место претендовали еще 22 человека, и я победила. Мой иврит был лучше, чем у других новых репатрианток.

- Вы стали госслужащей.

- Да, это было мечтой каждого репатрианта. Я работала координатором по правам и удостоверениям новых репатриантов: выдавала "теудат оле", вписывала родившихся детей, новоиспеченных супругов. Была кем-то, вроде ЗАГСа. Для этого надо было наизусть знать все законы, и я их знала, иначе не смогла бы работать.
Вместе с тем я не прекращала свои занятия ивритом, и у меня стала выстраиваться концепция преподавания. Эта концепция через два года получила свое развитие – у меня вышел учебник иврита "Параллельный ульпан".

- В каком году это было?

- В 1997 году. Я описала грамматику иврита простым языком. В меня, в совершенно незнакомого автора, поверил издатель, и не зря: книга разлетелась за месяц, такой был спрос на учебные пособия по изучению иврита. Вышло второе, третье издание, потом издательство заказало мне написать еще книги. Я написала два разговорника иврита, словари электрика, программиста, бухгалтера, музыканта, пособие по банковским услугам, пособие по деловому письму, энциклопедию еврейских имен. Кстати, эта энциклопедия принята учебным пособием на курсах гиюра: по ней новые репатрианты, прошедшие гиюр, выбирают себе новое, еврейское имя. Всего я написала около сорока книг, которые вышли в свет в Израиле, России и США.

- Великолепно! Что было потом? Как вы оказались в Ашкелоне?

- Ко мне приехал папа, а он очень любил море. В Реховоте моря нет, и я решила купить квартиру в Ашкелоне. В 1996 году мы переехали, и с тех пор я живу здесь. Из министерства абсорбции мне пришлось уйти, у меня был временный контракт на 5 лет, и я начала учиться программированию. Сдала тяжелый экзамен по стандартам министерства образования, и теперь у меня есть лицензия на преподавание компьютерных дисциплин государственным служащим. Я работаю в колледже, преподаю разным слоям населения.

- А как же иврит? Вы перестали им заниматься?

- Ну что вы! Конечно же, нет. Я создала страницу на Фейсбуке, "Учим иврит с Керен Певзнер в Параллельном ульпане"", и там выложила уже более трехсот своих уроков иврита. Еще у меня есть свой YouTube канал, где я тоже выкладываю уроки. И все бесплатно. Я чувствую в себе потребность отдавать то, что я знаю. У меня есть мечта: я хочу, чтобы каждый новый репатриант знал иврит, и имел для его изучения все возможности. Моя деятельность была высоко оценена: в 2017 году я была номинантом на премию "Человек, внесший большой вклад в развитие алии". Мне звонил профессор Авшалом Кор, это специалист №1 в Израиле в деле изучения иврита, и сказал, что он восхищен тем, что я делаю. Для меня уже это высокая награда.

- Расскажите о ваших детях. Как сложилась их судьба?

- Оба моих сына – программисты. Старший, Виталий, закончит магистерскую степень в Технионе, живет и работает в Калифорнии, в Силиконовой долине, он – вице-президент крупной хайтековской компании, и создатель искусственного интеллекта "Эйнштейн". Он один из семи мировых ученых, занимающихся новой, современной наукой Big Data Science, то есть наукой о больших данных. У меня две внучки. Младший, Даниэль, тоже закончил университет, и работает программистом в банке.

- За кого вы будете голосовать на выборах?

- За Софу Бейлину, разумеется. Мы знакомы более двадцати лет, и все это время я наблюдала за ней издалека. Я никогда не занималась политикой, и меня восхищает, какая Софа деятельная, и сколько хорошего она делает для города и его жителей. К ней обращаются те, кто (да что греха таить) еще не овладел ивритом. Это наши бабушки, люди старшего поколения. Им, как никому другому, нужно живое участие, уважение, чтобы вникли в их просьбы, помогли с проблемами, решили постоянно возникающие трудности. И Софа Бейлина – это тот адрес, по которому они могут обратиться. Для этого нужно бесконечное терпение и любовь к людям. Трудно неподготовленному человеку справиться с подобной нагрузкой, а у Софы это получается уже много лет.
Еще мне понравилась программа Софьи Бейлиной с акцентом на образование и культуру. Мне близка концепция "умного города" – как человеку, преподающему компьютерные дисциплины. Я хочу участвовать в общественной жизни города, и уверена, что могу принести пользу жителям Ашкелона. У нас замечательный город, и я надеюсь, что мы сделаем его еще прекраснее.
- Спасибо за интересную беседу! Успеха вам и команде Софьи Бейлиной!

25.09.18 Ашкелон
Tags: из жизни нарциссов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments