Кируля Аскалонская (kirulya) wrote,
Кируля Аскалонская
kirulya

Category:

О сахарных шариках

Как-то я вам показывала фотографию моей мамы, она была красавицей. Я похожа на папу.

История эта произошла в 1976 году, маме было 39 лет. Она красила волосы колестоном - махагониевое дерево, носила черное трикотажное платье-футляр и лаковые лодочки. А еще в нее был влюблен мужчина, от которого в моей памяти осталась только фамилия - Петербуржский.

Он звал ее уехать с ним, забрав нас, двоих дочек, в Америку, и мама подала документы, но приехали два бравых санитара и увезли маму в психушку на Баилово (район в Баку). Ибо если советский человек хочет уехать в Америку, то он - шизофреник.

Петербуржский был в отчаянии. Я уже не помню, почему, но ему надо было обязательно было уехать семьей, а не одному. В психушку он не ходил, чтобы не скомпрометировать себя перед отъездом. Ходили мы, дочки, а еще дедушка с бабушкой, носили то, что могли купить и приготовить. Бабушка не всегда готовила, чаще я, и старалась, чтобы получалось вкусно. Теперь вы знаете, откуда я хорошо готовлю.

Мама была безучастной. Ее обкалывали аминазином, галоперидолом, сульфазином - я помню с детства эти названия. Ее блестящие волосы поблекли, кожа посерела, и она уже не напоминала ту красавицу, которой увлекся Петербуржский.

Наконец, ее выпустили, она покрасила волосы, немного пришла в себя, и пошла на свидание к своему кавалеру. Вернулась от него с кучей маленьких стеклянных пузырьков, заполненных белыми шариками меньше булавочной головки. На пузырьках были наклеены бумажки с надписями от руки: беладонна, гамамелис, что-то еще.

- Что это? - удивились мы с сестрой.
- Это гомеопатия! - сказала мама. - Петербуржский принес для меня. Сказал, что этим вылечивается шизофрения.

Бедная мама, она уже верила, что больна. Как не верить, если в "Справочнике психиатра" в статье "Шизофрения" черным по белому было указано: "Один из главных симптомов заболевания - недовольство существующим строем".

Мама несколько дней по какой-то схеме глотала эти шарики, потом забросила, потом дома как-то кончился сахар, и я насыпала в чай горсть шариков. Петербуржский пропал, может, уехал в Америку, а пустые пузырьки я приспособила под нехитрую девичью косметику.

Каждый раз, когда при мне произносят "гомеопатия", я вспоминаю те самые шарики - символ трусости и желания откупиться.
Tags: воспоминания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments