Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

58 лет

Сказка о прощении - 2

начало тут

Ответ:
Бабка спросила:
- Дочке будешь рассказывать?
- Нет.
- Почему?
- Мы говорили о нем несколько лет назад и дочка мне сказала: "Мама, он мне безразличен".
- Хорошо, - задумалась бабка и проговорила, - Фрося, ты пришла совета просить: прощать или не прощать? Это не то, что ты хочешь. Поэтому скажи, чего ты хочешь на самом деле? Чтобы вернулся, бросив жену и сына? Чтобы заплатил алименты за 18 лет? Чтобы что?
Collapse )
58 лет

Сказка о прощении



Жили-были Вася и Фрося где-то в среднем городе-миллионщике. Вспыхнула промеж них любовь, зачали они девочку, а Вася возьми и не женись. И стала Фрося матерью-одиночкой. Растила свою Любушку одна, зарплата у секретаря-делопроизводителя небольшая, алиментов от Васи не дождалась, так и жили вдвоем в двухкомнатной квартире на окраине. Мать с отцом рано у нее умерли.

Любочка выросла умной девочкой, хорошо училась, но была очень стеснительной, потому что у других девочек были и папы, и наряды, а у нее только мама Фрося. А где папа, Любочка не спрашивала. Нет папы, что поделать.

И вот однажды, через 25 лет, когда Любочка уже выросла, отучилась в университете и стала инженером-химиком, в старой фросиной квартире зазвонил телефон. Проводной, который так и стоял у нее с ее детства.
Collapse )
58 лет

Про девочку Машу и куклу Наташу

Вчера у меня был новый опыт с внучкой
Я уже не читала Мойдодыра. На этот раз внучка захотела, чтобы я придумывала сказки по картинкам из книжки художника Виктора Чижикова "Про девочку Машу и куклу Наташу".

Знаете, последний раз это было в третьем классе, когда я писала сочинение по картине Васнецова "Три богатыря". Тогда я написала сочинение белым стихом, в стиле русской былины. Помню начиналось оно так:
То не ветер клонит ковыль-траву,
То не звери шумят во дубравах,
А стоят в чистом поле три богатыря,
Три богатыря русских, соль земли.

Блин, мне ж 8 лет было! А как сейчас помню. Учительница, Тамара Захаровна, прочитала это сочинение перед всем классом.
Пригодилось внучке рассказывать. А она говорила: "Ещё!"

58 лет

Как детективщик, скажу

Вся эта история с коронавирусом напоминает мне закрытый детектив, вроде "Десяти негритят" Агаты Кристи.
Все в замкнутом пространстве, никто не знает, кто убийца, и каждый день кто-то умирает.
Но вместо острова здесь вся планета Земля.
58 лет

О Лимонове

Из коммента в другом журнале:
В 90-м году нас принял мой кузен, который жил в Израиле уже 12 лет. Старожил. У него была большая библиотека книг на русском, изданных не в СССР. Я там закопалась. Для меня это был новый мир.

И набрела на лимоновских "Палача" и "Это я - Эдичка". И обалдела. Разве так можно писать? Разве о таких чувствах и о ТАКОМ можно писать?

Я же приехала из советского, исламизированного, оскопленного режима, где нельзя было прямо слова сказать. Интеллигенция изгалялась, да с подвывертом, и считала подобный стиль достижением.

Когда я сама стала писать, то поняла, что можно.
Пишу. Те, кто ментально остался там, негодуют: "Какое она имеет право!" Помню, кто-то брякнул: "Читать Кирулю - это как сидеть в общественном сортире с отсутствующей задней стенкой".

А мне вольготно. От слова "воля". Только сейчас поняла, что благодарна за это раннему Лимонову.
58 лет

Коммент навел на воспоминания

В 2015 году Галкин прочитал у Урганта стишок Михалкова в моем переводе. Я очень удивилась.

Сегодня нашла, что он читал этот перевод, когда был в Израиле в 2009 году.
Потом я обнаружила такой коммент . То есть в 2002 году.
Я все недоумевала, как и откуда Галкин мог найти и прочитать меня в сети? В 2002 году я не была известна, ЖЖ завела в 2004, а Михаил Евдокимов умер в 2005-м
И тут я хлопнула себя по лбу и поняла.

Как-то к нам в кибуц приехали юмористы. Там были Семен Каминский, Аркадий Арканов и Михаил Евдокимов. Сначала их кормили в кибуцной столовой, у Арканова болел живот, и я принесла ему суп. Евдокимов ел и похваливал. У Арканова я взяла автограф для папы - очень он его уважал.

Потом они выступали, а в первом ряду сидели старые кибуцники, еще помнившие русский язык. Помню про "морду красную" у Евдокимова.

Затем мы пошли показывать им красоты кибуца, забрели в японский садик с пагодами и разноцветными карпами. Мы шли с Евдокимовым под ручку, и он рассказывал мне о местах силы на Алтае, куда приезжают экстрасенсы со всего мира. Приглашал приехать. Очень я ему понравилась.

А потом молоденький Галкин стал читать один стишок и читает его уже лет двадцать. Вот я и думаю, не Евдокимов ли ему обо мне рассказал?
58 лет

Сказка о великом лекаре



Только что я чистила себе гранат, и вспомнила одну сказку, которую читала в далеком детстве - у бабушки был четырехтомник "1000 и одна ночь".

Жил-был в славном городе Курдуби один почтенный врач по имени Абу Имран Муса ибн Маймун ибн Абд-Алла аль-Курдуби аль-Яхуди. И так велико было его мастерство, что он мог определить, чем болен человек, лишь взглянув на него. Люди платили ему огромные деньги, и он излечивал всех.

Но у лекаря не было учеников. Кто бы ни приходил к нему с просьбой о науке, он прогонял его на следующий день. Ибо не жажда знаний приводила юношей к нему, а стремление к наживе.

Как-то пришел к Мусе ибн Маймуну юноша, и попросился в ученики.
- Хорошо, - согласился лекарь. - Видишь, идет ко мне человек, бледный, и шатается. Еле-еле идет. Его болезнь можно вылечить гранатом и мясом. Но надо...
- Я! Я приму его! - закричал ученик и бросился навстречу больному. - Твою болезнь излечат гранат с мясом!
- Что? - возразил больной. - Ты кто таков, чтобы судить, чем я болен, и давать советы, которых я не просил? Уйди с глаз моих, презренный. Я хочу говорить только с самим Абу Имраном Мусой ибн Маймуном ибн Абд-Аллой аль-Курдуби аль-Яхуди.

Когда же врач Муса ибн Маймун вышел навстречу больному, тот упал ему в ноги и сказал:
- Вылечи меня, о великий лекарь! Нет у меня сил жить. Румянец пропал с моих щек, силы оставили мои члены, и близок мой конец.
- Подожди, не убивайся так, - ответил мягко Муса ибн Маймун больному, - твоя немочь мне известна, и есть средство тебе помочь.
- Слушаю тебя, о премудрый из мудрых!
- У тебя побелела кровь, поэтому тебе надо будет добавить в нее красного цвета. Каждый день ты будешь просить слуг зажарить тебе хороший кусок красного мяса. У тебя есть хорошее мясо?
- Да, есть. У меня целая отара жирных баранов и стадо молодых коз. Я сам буду выбирать мясо.
- Хорошо, - кивнул Муса ибн Маймун. - А запивать мясо будешь не белым айраном, а соком кисло-сладкого красного плода. Что же это, забыл... Лимон? Нет, лимон не сладкий. Апельсин? Нет, он не красный...
- Гранат! - воскликнул больной. - Гранат и красный, и кислый, и сладкий.
- Да-да, все так, - согласился Муса ибн Маймун, и его губы тронула легкая улыбка. - Иди и ешь то, что сам выбрал, и к тебе возвратятся силы.

Больной щедро расплатился в врачом и ушел, напевая.
Тогда ученик подошел к учителю и спросил:
- О великий и мудрый учитель! Скажи мне, что произошло? Я сказал больному тоже самое, но он накричал на меня, а тебя выслушал и заплатил. В чем разница?
- Разница в том, что нельзя давать советы, когда их не просят. Человеку надо уделить время, а не торопиться давать ему совет, даже если он попросит. И самое главное, сделать так, чтобы он решил, что этот совет он придумал сам. Тогда он будет выполнять все с радостью.
- Как же я не догадался! - ученик в отчаянии обхватил голову руками.
- Потому что ты спешил получить деньги от больного, и не захотел выслушать меня до конца. Уходи, я не буду тебя больше учить.

* * *
Только сейчас, вспомнив эту сказку, я поняла, что с детства знала принципы кирулинга.