Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

58 лет

Мои ощущения

Я впервые ехала в поезде после начавшейся свистопляски с вирусом.
Мои ощущения:
1. Захотелось кашлянуть, прочистить горло. Воздерживалась так долго, что из глаз потекли слезы.
2. Не трогала никакие поручни. Оказывается, на вокзалах так много металлических и резиновых поручней, на которых вирус живет до 12-ти часов. На станции Агана в Тель-Авиве не работал эскалатор, взбиралась наверх пешком с тяжелой сумкой, но к поручню не притронулась.
3. Слышала каждый чих и кашель в вагоне.
4. Видела людей в масках.
5. Несколько раз протирала руки алкогелем.
6. Раздумывала, стоит ли поцеловать сына.

Ощущения неприятные.
Зато в Ришон ле Ционе в вагон вошли семь веселых трансвеститов, они сели со мной и возле меня, двое говорили по-арабски. У них черный маникюр на пальцах, шортики, выбеленные волосы с розовыми прядями и трехдневная щетина. Один - с бородой. Они обращались друг к другу "девочки", и обсуждали достоинства высоких туфель на платформах со шпилькой.
Это помогло мне отвлечься от коронавируса.
по умолчанию

Надо было или нет?

А меня сегодня почти карма настигла за почти совершенный неблаговидный поступок

Я приехала в Аскалон ночным поездом. В вагоне никого не было. Я припустилась бежать, пока двери не закрылись, и мне показалось, что я видела кого-то полулежащего в вагоне. Я остановилась в сомнении, стоит ли вернуться, и это был тот самый неблаговидный поступок. Я сомневалась, потому что боялась, что двери закроются и я окажусь одна в вагоне до утра.

Но я пересилила себя и вернулась. Предчувствия меня не обманули. В вагоне спала женщина. Я принялась ее будить, она не просыпалась. А остановка конечная. Наконец, я ее разбудила, она еле-еле встала, и когда мы подошли к двери, она была уже закрыта и не реагировала на кнопку открытия.

Вот и случилось то, чего я боялась, и сомневалась, стоит ли возвращаться в вагон. Я нашла кнопку вызова, но никто не отвечал. Хорошо, что в нашем вагоне был туалет, я это заметила. Я приготовилась ночевать. Хотя у меня был и телефон, и зарядка, я бы не пропала, позвонила бы куда-нибудь, есть же телефон экстренных случаев. Да и не одна была.

Нас спас обходчик. Он открыл своим ключом дверь и выпустил. Нет, даже если бы я не вернулась в вагон, все равно бы ничего плохого бы не случилось: обходчик нашел бы девицу, растолкал и выпустил.

Я так и не поняла, надо было мне будить девицу и застревать с нею в вагоне, или это дело обходчика следить, чтобы не оставались?
по умолчанию

Мокрые дни продолжаются

Сегодня по плану у меня должна была быть поездка в Тель-Авив, в издательство, чтобы взять книги для Квартирника.
Я проснулась, оделась: курточка-плащевка, зонт и прочее, вышла из дома под моросящий дождик.
Когда я доехала до железнодорожной станции дождь превратился в ливень стеной. Я вышла из машины и оказалась в бурной реке. Мне надо было добраться до поезда. Я стояла на тротуаре а по проезжей части неслись потоки воды.Я храбро ступила в эту горную реку и оказалась мокрой выше колена.

Когда я добрела до станции, я поняла, что не смогу даже сесть на сиденье в вагоне, я была мокрой с ног до головы.
Я приняла решение вернуться и поплелась на стоянку обратно.

И в этот момент на небе стало светить солнце. Оно светило всю дорогу, пока я возвращалась домой, пока я, стянув мокрые штаны и майку, лежала под одеялом и дрожала.

Я посмотрела прогноз погоды. Дождь перестал с 12:00, его не будет до 17:00, а потом снова. Я сказала себе, что надо встать и снова ехать.

Встала, переоделась полностью в сухое и поехала в Тель-Авив. Дождя не было. Издатель дал мне около 30-ти килограммов книг: 20 я засунула в чемоданчик на колесах, 10 (килограммов - не книг) несла в продуктовой сумке.

Приехала на автобусе на железнодорожную станцию, там прошла до машины, села, и тут машина повела себя необъяснимым способом: на повороте, вместо того, чтобы ехать прямо, домой, она сама свернула направо, к трактиру "Мне мясо". Я вспомнила, что не ела с утра.

Я вошла в трактир - там не было ни одно посетителя. Меня встретили, как родную. Я заказала стейк, три салата, питу, которую мне подогрели на решетке. Работница за кассой сказала: "Знаете что, уже прошло 4 часа, но я все равно сделаю вам комплексный обед, так будет подешевле". а когда я случайно назвала баклажаны демьянками (как в Баку), она вскрикнула и стала накладывать мне полные салатницы.

Я сидела одна, в пустом трактире, резала горячий стейк, накалывала вилкой салатики и думала: "Боже мой, какая я счастливая! Потому что я могу заниматься тем, что я хочу, и если я мокрая, то не идти на работу к определенному часу, а вернуться домой, полежать и переодеться. Я вожу машину и не завишу от кого-то, чтобы меня подвез. Если я хочу поесть, я одна захожу в трактир, и заказываю стейк. И ни мне, ни окружающим неважно, как я выгляжу, устала я или бодра, как я одета, почему одна, а не с мужчиной, почему не накрашена? Их дело - меня накормить, мое дело расплатиться".

Знаете, что это такое? Это гармония.
по умолчанию

Суд Соломона-2

Дело было в одном маленьком еврейском местечке, в котором не хватало женихов. Поэтому, как только на станцию приходил поезд, то к дверям вагонов бросались женщины, у которых были дочери на выданье. Если из вагона выходил молодой человек, ему наперебой предлагали жениться.

Однажды, когда очередной молодой человек вышел из вагона, в него вцепились две женщины.
- Он мой! - кричала первая. - Он женится на моей Ривке!
- Неправда! - кричала вторая. - Я первая схватила его! Он женится на моей Сонечке!

Не придя к соглашению, женщины решили пойти к местному раввину Соломону, обладающему мудростью и большой ученостью.

- Ребе, - сказали ему женщины, - рассуди нас. Кому принадлежит этот молодой еврей? На чьей дочери он должен жениться?

Раввин погладил седую бороду и сказал:
- Юноша один, а невест две. Что поделать? Разрежем его пополам, все же полжениха лучше, чем никакого жениха.
- Режем! - закричала мать Ривки. - Я согласна!
- Нет, не надо! - испугалась мать Сонечки. - Такой милый молодой человек, ему жить да жить.

- Ей принадлежит жених! - сказал раввин, показывая на мать Ривки. - только истинная теща готова зарезать зятя!
по умолчанию

Мы живем в будущем

- Мам, кажется у меня денег на поезд не хватает, - сказал младший сын, когда я привезла его на вокзал.

Что в таких случаях делает мама, даже если сын зарабатывает в два раза больше нее? Правильно. Лезет за сумкой. Там кошелек.

- Подожди, - остановил он меня. - Я сейчас посмотрю, сколько у меня денег.

Он взял свою проездную карточку, приложил к телефону. На экране высветилось: 20 шекелей и 50 агорот.
- Эх, полутора шекелей не хватает. Ну ладно, пополню. Думаю, 50-ти шекелей хватит, чтоб и назавтра было.

Несколько манипуляций, и он показал мне на экране:
- Вот видишь, я перекинул со своей кредитной карты на проездной 50 шекелей, и мне еще за это дали 25 шекелей, потому что мой студенческий билет действителен до конца месяца. Ну, я пошел, дай поцелую.

Он ушел, а я осталась сидеть в машине. Знаете, я не хочу в прошлое даже императрицей.
по умолчанию

Мы стоим на плечах гигантов

Еду домой на поезде из Тель-Авива. Все как всегда: подростки делают селфи, серьезный мужчина читает газету, солдат спит, прислонившись к окну.

А я возвращаюсь с моего первого выездного "кирулинга".

Написала френдесса, не может найти общий язык со своим сыном. Он бы поднял ее на смех, если бы она сказала ему пойти ко мне. И она попросила приехать к ней. Я подумала: почему бы для опыта не сделать этого? Села в поезд и приехала.

Мы сели пить чай в "уголке для трапезы", сын не выходил из комнаты. Френдесса стала рассказывать, что сын замкнулся, весь в интернете, что-то ищет там, куда-то ходит, ей не говорит. На все отвечает "я сам, оставь меня, я взрослый, я уйду и сниму квартиру". Ему 21 год, он демобилизовался.

"Кируля, вот ты сама мать, что бы ты сделала в таком случае?"

Я поняла, что здесь типичная неотрезанная пуповина еврейской матери, выросшей при принудительном советском воспитании. Есть путь и по нему надо идти. Шаг влево, шаг вправо - расстрел. Я спросила, есть ли у нее 10,000 шекелей? Она испугалась, и сказала, что не может столько заплатить за "кирулинг". Я ответила, что это не мне. Это на 3 месяца съема жилья для сына. Скажи ему, чтобы он уходил и жил сам. Он взрослый и ты можешь помочь ему только этим, потому что для тебя главное, чтобы он был живой и счастливый. Захочет вернуться - пусть возвращается и вы подумаете, как ему жить дальше. Понравится самостоятельность - будет приходить в гости на шабат.

Как только я сказала эти слова, сын вышел, из комнаты, удивленно посмотрел на меня, и поздоровался. Одного взгляда на парня было достаточно, что это нормальный еврейский мальчик, отслуживший в армии, и думающий над своим будущем. Потом я попрощалась и уехала.

Что будет, не знаю. Деньги я с нее взяла. 37 шекелей на дневной проезд от Ашкелона до Тель-Авива. И попросила описать историю. Я не имела права взять больше, потому что решение не мое. Мы стоим на плечах гигантов. Все это было уже в "суде Соломона".
по умолчанию

Захава Бен

После работы поехала на станцию встретить сына с поезда. Едем домой, он крутит ручку радио. Звучит какая-то восточная песня.

- Убери, - кривлюсь я, - я не люблю "мизрахи".
- Ты слушай, - говорит он, - это Захава Бен.

И эта Захава мощным голосом с привыванием выводит:

"Потому что нет любви в мире сильнее, чем любовь мамы,
И в мире нет большей заботы, чем забота мамы,
И в мире нет никого, кто будет любить тебя так, как мама,
Только твоя мама!"

- Ну как? - улыбается сын.
- А что? Таки она права, - отвечаю я. - А ну-ка, сын, прибавь звук!